Андрей Осипов

Место в вечности, или Как попасть в музей



Записки магаданского фотографа о жизни художников


За август я посетил 12 художественных музеев в 4 странах Европы. Почти каждый раз для меня ожидание входа растягивалось на часы. Время в очередях я коротал за рассуждениями.

Амстердам. Постимпрессионист

Амстердам. На пути к Ван Гогу. Фото: Андрей Осипов. Люди длинной кишкой стояли в очереди в музей Ван Гога. Оставался ровно час до открытия. Я встал последним, хотя уже минут через 15 я был где-то посередине бесконечности. Впереди – десятки людей, позади – сотни.

Мои иллюзорные ожидания разбились о суровую реальность. Огромный музей в центре Амстердама – сокровищница семьи Ван Гога, но из-за своей сверхпопулярности здесь находится не так много оригинальных работ мастера, а те, что есть, с великим трудом можно разглядеть сквозь толпы китайских туристов. Искусство распределено равномерным тонким слоем по всем четырем этажам музея, наравне с Ван Гогом тут соседствуют его друзья Тулуз-Лотрек и Гоген.

Амстердам. Музей Ван Гога. Фото: Андрей Осипов. При жизни Ван Гог не был широко известен, а вот после смерти его картины расползлись по музеям мира с невероятной скоростью. Смерть – катализатор популярности живописи.

Дрезден. Спасенные вершины

Дрезден. Галерея старых мастеров. Фото: Андрей Осипов. Дрезден был почти полностью уничтожен во Вторую мировую войну. В начале 1945-го советские войска эвакуировали из города огромную часть спрятанных в шахтах подлинных произведений искусства. 10 лет поврежденные сыростью картины реставрировались и хранились в России и вскоре были возвращены обратно.

Дрезден. Городской музей. Фото: Андрей Осипов. Сегодня город мало отличим от среднероссийского, с единственной разницей – в него умело вписаны средневековые декорации. Восточная Европа очень сильно пропиталась Советским Союзом. За прошедшие 30 лет с момента падения Берлинской стены я все еще чувствую вкусы и ароматы родины – культурный салат. Тут даже к туристам еще привыкнуть не успели – в кафе огромные порции. Впрочем, искусство тут тоже огромными порциями. Ян ван Эйк, Рафаэль, Дюрер, Тициан, Рембрандт, Вермеер здесь не окружены толпами туристов. Можно часами бродить по пустым залам. Как ни странно, но война стала популяризатором искусства. По крайней мере, среди русских.

Дрезден. Музей Альбертинум. Фото: Андрей Осипов. 

Париж. Очередь к прошлому и цена за имя

Париж. Вход в Лувр. Фото: Андрей Осипов. Где-то на подходах к Лувру я привычно встал в очередь к китайцам. Внутри музея меня ждали Роден, Александрос Антиохийский (он высек из мрамора Венеру Милосскую) и да Винчи... Очередь к Моне Лизе растянулась на весь музей. Увидеть ее через пуленепробиваемое стекло позволялось не ближе 5 метров группе не больше 15 человек. На восхищения давалось 25 секунд. Я ждал своих секунд около 3 часов. При всем ажиотаже вокруг картины, на нее никто не смотрел, успевая сделать только снимок себя на фоне неповторимо одинокой Джоконды. Мне ее искренне жаль.


Париж. Ажиотаж у Моны Лизы. Фото: Андрей Осипов. Париж. Лувр_Ассирийцы. Фото: Андрей Осипов.Целая армия импрессионистов-реалистов ожидала меня в музее Орсе на другом берегу Сены. Здесь «Происхождение мира» – картина-провокация Курбе – тоже экспонируется под пуленепробиваемым стеклом, но она не столь одинока, подойти к ней можно почти вплотную. Чтобы картина была популярной, нужно создать очередь. Администрации музеев возвели этот принцип в абсолют.

Париж. Музей Орсе. Фото: Андрей Осипов.Париж. Музей Орсе. Импрессионисты. Фото: Андрей Осипов.Париж. Музей Орсе. Роден. Фото: Андрей Осипов.Ультрасовременное здание на окраине Парижа, напоминающее парусник, – Фонд Луи Виттона, центр современного искусства. Здесь, помимо кассира, мне встретилось не больше десятка людей. Гигантского размера абстракции, цветовые пятна и инсталляции размазаны по огромным выставочным площадям. Авторы и сейчас творят, путешествуют по миру в поисках вдохновения, чтобы из собранного ото всюду мусора построить бетонную цистерну для воды – философия, далекая от моей реальности. Раздутый пузырь из двух слов и газетных вырезок. Мне кажется, никто не кинется спасать эти полотна из пожара, эвакуировать при бомбежке, да и сами авторы вряд ли будут долго сожалеть о потере. Такое современное искусство – фастфуд.

Париж. Фонд Луи Виттона. Зал с пятнами. Фото: Андрей Осипов.Матовое стекло на смотровых площадках центра прикрывает старую часть города, и лишь через узкую щель между «парусами» виднеется Эйфелева башня. Старый Париж остается за спиной, как и музеи мастеров. Передо мной – невероятный вид на новый деловой центр Парижа: небоскребы из стекла, металла и бетона. Хотя единственное, что мне захотелось после посещения музея, – оглянуться назад.

Париж. Фонд Луи Виттона. Вид на новую часть города. Фото: Андрей Осипов.Центр Виттона – пример отличной работы дизайнеров и маркетологов, создавших иллюзию искусства. Тут люди платят за имя Виттона, а никак не за имя художника.Париж. Фонд Луи Виттона. Панно продается за 6 млн евро. Фото: Андрей Осипов.

Магадан. В ожидании

Если суммировать все часы, проведенные в очередях, то получится, что я ждал встречу с искусством несколько дней, а вот в Магадане ожидание затянется на долгие годы. Пусть фонд краеведческого музея ломится от живописных полотен, но искусство прошлых лет могут увидеть только смотрители хранилища. Здесь творчество мертвых надежно спрятано от живых.

Художнику не всегда надо умереть, чтобы попасть в музей. Хотя даже смерть не гарантирует место в вечности. Художник, помимо таланта, должен быть удачлив. И лишь эта лотерея уравнивает всем шансы на известность. Но даже вытянув счастливый билет, спешить в музей без надобности. Жизнь взаперти или под безразличным взглядом миллионов – сомнительное удовольствие.

Очередь в вечность для всех одна, и гении стоят в ней наравне. Магаданский художник Пилипенко теперь стал много важнее Ван Гога, Рембрандта и Да Винчи, хотя бы потому, что он жив и рядом. Жизнь коротка, искусство вечно. Другой дороги в музей не существует.



Сетевое издание «Вечерний Магадан». Регистрационный номер ФС77-73952 присвоен Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Наталья Альбертовна Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное автономное учреждение города Магадана «Медиахолдинг «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Электронный адрес evenmag@citylink.ru 

Телефоны: главный редактор - 620478, приемная - 627412 

СДЕЛАЛ AIGER