Захар Ильич Колчаков, учащийся 10 «Б» класса «Гимназии (английской) г. Магадана»

Письмо моему прадеду



К юбилею Победы


Мои прабабушки и прадедушки были простыми людьми, я восхищаюсь ими: «Простые люди – большие подвиги!». Такими простыми людьми, как они, завоевана Великая Победа. Низкий им поклон от меня,
 от всех нас – граждан России – и благодарность от будущих поколений. Не случайно говорят: «Пока мы помним – будем жить…»

Здравствуй, мой дорогой, мне известный прадедушка, Николай Никитович Уткин!

Ты совсем не знаешь меня, а я напротив, знаю о тебе очень многое. Я твой правнук – Захар Колчаков, я из будущего.

Мне много о тебе рассказывают, и я решил поговорить с тобой, поделиться мыслями, поведать то, чего ты не знал.

В нашей квартире хранится немало различных фотографий военной поры, на которых запечатлен ты.

Смотрю я на них и восхищаюсь тобою, какой же ты на них жизнерадостный, всегда в центре друзей.

Уткин Н. Н. с другом - героем Советского Союза КомозинымА как к лицу тебе эта летная форма, фуражка, а китель…

Смотришь на тебя и думаешь, что жил ты в полную силу, ценил даже самые маленькие радости, подаренные судьбой. Ведь ты так часто встречался с лицом смерти. Жить бы тебе да радоваться, но война оборвала все радости. Ты не любил рассказывать о войне, но кое-что я запомнил из рассказов прабабушки, Клавдии Ильиничны Уткиной.

Мой дорогой прадедушка! С самого детства ты испытал много тягот и невзгод, но то, что ты родился 9 Мая, в такой прекрасный день, он подарил тебе победу и наде­жду, было твоим оберегом на протяжении всей войны.

Несмотря на то что ты остался сиротой, жил в семье старшего брата без материнской любви и отцовской заботы, – Тебе удалось самостоятельно поступить в Тамбовское летное училище. А в 1939 году ты успешно окончил его. В 1941 году ушел на фронт. Не представляю себе, как тебе удалось выжить в Курской битве (1943г), такой страшной, одной из сокрушительных битв Второй мировой войны, которая явилась важным этапом на пути к победе Советского Союза над фашистской Германией.

Я представляю, как было страшно в воздушных сражениях, а особенно в боях на Курской дуге. Вот здесь тебя и подстерегла вражеская пуля. Получив тяжелое ранение, ты уже не смог сесть за боевую машину, но ты не отчаивался. Ты больше не садился за боевые машины, стал обу­чать других. До конца войны готовил молодых летчиков к сражениям против фашистских захватчиков.

Мой дорогой прадедушка Коля! Обращаюсь к тебе, кланяюсь тебе, горжусь тобою, учусь у тебя противостоять трудностям, радоваться каждому мигу. Спасибо тебе за то, что я имею возможность жить, радоваться, радовать. Все благодаря таким людям, как ты, солдатам 1945 года!

А здорово было бы, если бы я прошел с тобой по Красной площади в Москве на параде! … Ты шел бы с орденами на груди, собрал бы своих друзей и поговорил бы с однополчанами… А я бы был самым гордым и счастливым. И воскликнул бы:

«День Победы – светлый праздник!

Я ему так рад!

Потому что вместе с прадедом

Еду на парад!»

Как жаль, что я не могу пройтись по Красной площади с тобой… и не могу тебя спросить:

«Почему, дедуля, у тебя слеза?

Почему, дедуля, прячешь ты глаза?

Кто тебя обидел, сможешь рассказать?

За тебя я буду драться, воевать»

А ты бы ответил, вспоминая битву на Курской дуге:

«Там друзей хороших много полегло.

Вспоминать об этом сердцу тяжело.

Ты же, мой правнучек,

Живи же, войн не знай.

Так живи, мой правнучек

И войны не знай

Улыбайся солнцу,

Весело играй

А что было с нами,

Ты не забывай…»

Доклад командиру звенаЯ очень надеюсь, что мое письмо из будущего непременно дойдет до тебя.

Когда я был в музеях, посвященных битве на Курской дуге (Поныровский государственный историко-мемориальный музей Курской битвы, мемориал в честь героев Курской битвы, государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле»), я мысленно переносился в ту атмосферу, когда в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. курская земля стала свидетелем жесточайших сражений. Почти третью часть войны – семнадцать месяцев у курских сел, на берегах рек и ручьев, у опушек лесов и перелесков гремели бои. В результате ожесточенных боев зимой-весной 1943 года образовался Курский выступ. Советские войска глубоко вклинились в оборону противника, угрожая Орловской и Белгородской группировкам врага.

Летом 1943 года Курская земля была ареной Курской битвы-события всемирно-исторического значения. По своему размаху, ожесточенности сражений, насыщенности боевой техникой, по организации обороны она не имела равных в мировой истории.

Это крупнейшее по насыщенности войсками и техникой с начала Великой Отечественной войны сражение – Курская битва. С обеих сторон в нем приняло участие около 4 млн. человек. И среди них мой прадед – Николай Никитович Уткин.

Всякий раз, когда я бываю в Курске, я посещаю Парк Победы и Триумфальную арку на проспекте Победы.

В боковых нишах арки расположены барельефы, на западном барельефе изображена битва на Курской дуге. Над этим барельефом расположена текстовая доска с высказываниями маршала Г. К. Жукова о Курской битве.

Я читаю их каждый раз и говорю себе, что буду продолжать бережно относиться ко всему, что связано с Великой Отечественной войной, помнить о том, что среди нас живут ветераны, прошедшие этот ад. Нужно относиться к ним с почтением, и не только в дни, когда они с орденами собираются поговорить с нами. Не забывать о них в сутолоке жизни: на вокзале, в автобусе и в семье. Помнить: что редкий из воевавших не ранен. И почти все они лежали в промерзших окопах, случалось, по многу дней не знали горячей пищи, по многу ночей не спали. Это было во времена их молодости. Бывший солдат не станет жаловаться – не та закваска характера.

Буду сам предупредителен, буду относиться к ним чутко и уважительно. Это малая плата за все, что они сделали для нас в 1941 – 1945-м гг.

Три года назад я принимал участие в региональном конкурсе чтецов, посвященных 72-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне «Живое слово о войне».

Я выбрал и прочитал стихотворение В. Высоцкого «Баллада о борьбе» не случайно.

Да, мы книжные дети, не знавшие битв. Дети играют, дерутся «до смертных обид», не осознавая, как это было страшно, когда рядом гибли люди, и их ты уже не увидишь никогда. Как это было страшно перенести…

Мы живем в мирное время, не гремят орудия, не разрываются снаряды, не голодают, а главное, не гибнут люди.

Дети играют понарошку в войну, выбирают на роли предателей, трусов, иуд своих врагов, не придавая значения словам «приказ», «назначенья границ».

А наши родные выполняли незамедлительно эти приказы различной ценой, даже ценой собственной жизни, ради живущих ныне.

А на роли героев дети избирают себя.

Ни примиряют себя на роли тех, кто хотел жить, любить… И тех, кто продолжал сражаться, воя, скорбя «от того, что убили его, не тебя», которые принимали меч из натруженных рук своего боевого погибшего товарища.

Какая это жестокая реальность.

Задумываюсь и делаю выводы, что нужно быть в жизни внимательным, благодарным, читать нужные книги, гордиться теми и ни на минуту не забывать того, кто отстоял наш мир, и какой ценой завоевано счастье. Пока мы помним, они живы в наших сердцах.

Закончить свое сочинение хочу словами В. Высоцкого, над которыми нужно задуматься каждому:

«Если, путь прорубая отцовским мечом,

Ты соленые слезы на ус намотал,

Если в жарком бою испытал, что почем, –

Значит, нужные книги ты в детстве читал!»

Мой прадед

Колчаков Николай Герасимович
(11.12.1923-29.09.1976)
В моей родословной не было ни генералов, ни адмиралов, но когда я охватываю мысленным взором, ушедшие поколения, то отчетливо вижу, что биографии моих родственников самым неразрывным образом связаны с историей нашей Родины.

Мой прадед был самым старшим сыном в семье. Его звали Николай Герасимович. Он родился 11.12.1923 года в с. Гудко-Лиманский Кущевского района Краснодарского края. В 1941 году начал учиться в 10-м классе. Уже шла война. В октябре 1941 года фашисты овладели Ростовом-на-Дону. И все его сверстники ушли воевать. Прадед был призван Ростовским военкоматом. У него фамилия была Колчак, в связи с этим не брали на войну, и только после третьей попытки пойти добровольцем его забрали на фронт, приписав в фамилии окончание «ов».

Первое сообщение о его гибели пришло спустя полтора – два месяца после его ухода из дому: «Погиб при налете вражеской авиации в открытой Сальской степи. Тело обнаружить не удалось».

Но он находился в станице Багаевской на лечении в госпитале. Во время бомбежки прадед бросился в пустую воронку, но рядом взорвалась бомба, его контузило и присыпало землей. Очнулся ночью, отряда нет. Он пошел по степи, пока не набрел на какую-то воинскую часть, которая его и приняла. Прадедушка был сильно обморожен.

Прадед, будучи сапером-минером, всю Сталинградскую кампанию провоевал на передовой, пережил полных два состава своего батальона, но сам ни разу не был ранен. Ставил и снимал мины, сутками лежал в снегу в маскхалате. Немецкие самолеты днем и ночью висели над полем, не давали поднять головы, охотились даже за отдельным человеком. Но прадеду везло, оставался жив! Когда замкнулось кольцо вокруг армии Паулюса, они стали снимать свои же мины. Его товарищ допустил ошибку и подорвался. Прадедушка был в нескольких метрах от него – ему осколком перебило левую ключицу. Это была первая и единственная его рана за все время войны. Он лечился в госпитале в Ростове. Из Ростова пешком к родителям прадеда пришел пожилой человек, который сообщил, что Николай жив, и попросил его узнать, живы ли его родные после немецкой оккупации.

Семья ликовала, что Николай жив! Прапрадед вместе с гонцом отправился в Ростов повидаться с сыном, но сына там не было, так как он был отправлен в группу десантников, где осваивал парашютное дело, готовился к заброске в тыл врага.

Служил в 43-й отдельной инженерной бригаде спецназначения 216-го батальона спецтехники – командир отделения с августа 1942-го по июнь 1943 года.

В апреле 1943 года группа улетела на задание. С тех пор поступали только редкие сообщения от случайных людей. Первое сообщение пришло из города Серго, из Донбасса, от незнакомого человека, который рассказал, что группа парашютистов после выполнения задания вышла к линии фронта, но решили дождаться рассвета, чтобы перейти ее. Тут взбунтовались два напарника прадеда. Они были с Украины. Возвращаться в группу отказались, в разгром фашистов не верили. Решили уйти домой. Прадед пытался их урезонить, уговорить. Ничего не получилось. Завязалась потасовка. Во время борьбы чей-то автомат нечаянно или умышленно дал очередь. Набежали немцы, окружили окоп, в котором скрывались парашютисты. Прадед уже был обезоружен, а те двое сразу подняли руки вверх. Так они все попали в плен. Николай Герасимович уже не рассчитывал остаться в живых, так как приближался фронт, и немцы всех арестантов перед отступлением расстреливали. Тех двоих после допросов, видимо, отпустили, он их больше не видел. О задании группы от них немцам стало известно практически все.

Прадеда отправили в лагерь смерти в крепость Каменец-Подольский. Содержался он там до глубокой осени. Когда его стали выводить на работы, он привязал записку к камню и выбросил за зону. Через несколько дней к нему пришла под видом родственницы местная учительница Софья Брониславовна из села Лошковцы. Принесла передачу – продукты и кое-что из одежды. Потом навестила его еще несколько раз, а затем ему организовали побег. Так, 1944 год прадед встретил в партизанском отряде.

Однажды в отряд привели старика из местных крестьян. Он рассказал командиру, что в селе Чинадиево в замке немцы устроили тюрьму, где содержат партизан, евреев и непослушных селян. В том замке сидели и его два сына. Прадеда и еще одного бойца послали со стариком в разведку. Когда подходили к селу, за пять километров от Чинадиево, старик дальше идти отказался из боязни, что его опознают. Он указал партизанам дорогу и покинул их, сняв шапку и низко поклонившись в ноги.

Чинадиево – село в одну улицу, протянувшуюся километров на пятнадцать. Просматривается оно насквозь. Только незнакомцы появились на окраине, их уже засекли. Не прошли они и десятка дворов, как их с двух сторон зажали вооруженные люди. Как оказалось, это были солдаты УПА. Разведчиков для профилактики основательно избили, а затем приступили к допросу. Прадед и его напарник клялись и божились, что они военнопленные, бежали из лагеря и идут домой. Но они их отдали немцам, которые снова водворили их в концлагерь. Из плена его освободили в апреле 1945 года.

Письмо от прадеда его родители получили только в 1946 году в мае. На треугольном конверте без марки значился никому не знакомый город Магадан. Обратный адрес заставил весь коллектив Гудко-Лиманского спирт­завода ломать голову: «Гор. Магадан, пос. Усть-Таскан, ОЛП ТЭК, Колчакову Н. Г.» – это дословно было написано на треугольнике. Через пару часов на карте нашли город Магадан. Поселка с таким наименованием не было…

Так они узнали, что прадед жив и, кажется, здоров, хотя находится где-то на краю света. Работал он на ТЭК (тепло­электрокомбинате). В фильтрационном лагере прадед пробыл два года. Ему пытались приписать службу во власовской армии, требовали, чтобы он признался, что добровольно сдался в плен. Но он писал письма, чтобы его освободили, ответа не получал, так как его письма оседали здесь, в Усть-Таскане, пока ему не дали адрес военного архива города Подольска, под Москвой. А письмо передал с одним из освободившихся, который опустил письмо в г. Москве.

Только это и помогло. Прадеду пришел ответ и копия – следователю. Прадеда освободили в 1948 году. Он остался жить в поселке, обзавелся семьей. Женился на моей прабабушке Галине Михайловне Подгорновой, трудились вместе. Прадед кассиром-экспедитором, а бабушка бухгалтером на ВЭС.

1.09.1949 года родился мой дед, Владимир Николаевич Колчаков. В 1971 году он женился на моей бабушке – Ирине Николаевне Уткиной. Прадед умер от инфаркта в 1976 году в возрасте 53 лет, похоронен в поселке Усть-Таскан Ягоднинского района Магаданской области.

Мой прадед, сержант Николай Герасимович Колчаков, награжден медалью «За оборону Сталинграда» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года. Медаль вручена 22 февраля 1964 года Ягоднинским райвоенкоматом Магаданской области, медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945гг» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая 1945 года, вручена 22 февраля 1964 года Ягоднинским райвоенкоматом Магаданской области.

Когда я представляю себе моего прадеда, ползущего на полях, которые он минировал или разминировал, меня бросает в дрожь от одной мысли, что у него не было права на ошибку… Иначе не было бы никого из нашего рода.

Я хочу побывать в Волгограде, поклониться тем местам, где когда-то молодой сержант, Николай Герасимович Колчаков, сражался ради жизни на Земле.

Свое сочинение я бы хотел закончить словами – призывом Р. Рождественского:

«Люди! Пока сердца стучатся, помните,

Какой ценой завоевано счастье,

Пожалуйста, помните!»



Сетевое издание «Вечерний Магадан». Регистрационный номер ФС77-73952 присвоен Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Наталья Альбертовна Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное автономное учреждение города Магадана «Медиахолдинг «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Электронный адрес evenmag@citylink.ru 

Телефоны: главный редактор - 620478, приемная - 627412 

СДЕЛАЛ AIGER