Василий Образцов

Фабрика и поселок Урчана



Колымские истории


Вид с отвала пустой породы. Урчан. 2019 год.

Виртуальное путешествие по Урчану для меня началось в 2017 году по книге Инны Грибановой «Тенька – виток спирали», которая стала для меня учебником по истории Тенькинского района. Но тогда, читая эту книгу (огромное Вам спасибо, Павел Юрьевич, и издательству «Охотник» за то, что вы не только не только издаете книги и журналы на бумаге, но и выкладываете в электронном варианте на своем сайте), я предположить не мог, что когда-то окажусь в этих местах.

Первый визит на Урчан

Летом 2018 года вместе с Юрием Филиповским мы смогли добраться до Урчана и частично осмотреть бывший рудник – Центральный поселок, ОЛП № 15 «Урчанский», горный участок «Эдванс» и сам перевал Урчан.

Было еще одно место в долине реки Урчан, о котором писала Инна Грибанова в своей книге – обогатительная фабрика и поселок рядом с ней.

Чтобы попасть туда, нужно было из Центрального поселка подняться по старой дороге, отмеченной на картах генштаба, вверх по течению реки Урчан примерно на километр до развалин бараков (согласно карте).

Вроде ничего сложного, но время, растительность и погода внесла свои коррективы.

Выйдя по навигатору на окраину Центрального поселка и начало дороги к Фабричному, мне сразу повезло оказаться перед зарослями деревьев, в которой не было ни одного просвета или намека на когда-то существовавшую здесь грунтовку.

День был пасмурный, накрапывал до боли любимый мелкий и непрекращающийся магаданский дождик, который, по памяти, может идти и неделю без перерыва…

Попытка прорыва через заросли в этом направлении была чревата тем, что вся влага, собравшаяся на листьях деревьев за время дождя, могла разом перекочевать на мою одежду. И если мне самому от воды растаять не грозило, чай не сахарный, то аппаратура из Страны восходящего солнца вряд ли бы с восторгом отнеслась к холодному душу.

Попытаться проехать здесь на машине – перед природой было бы крайне неудобно за сломанные деревья… Взвесив все за и против, внутренний голос озвучил свой вердикт: в следующий раз, однако…

Поднимаясь к ОЛП № 15 «Урчанский» по дороге из скальника, прошли по развилке дорог, одна из них уходила по склону сопки вверх по распадку реки Урчан. Сделал себе отметку на будущее – вот по ней и можно добраться к фабрике и поселку когда-нибудь…

Дорога по склону сопки вдоль ручья Урчан. 2019 год.

Мы вернулись

Летом 2019 года судьба подарила шанс побывать в этих местах и продолжить свои поиски, правда, уже с другими экипажами и соратниками.

После осмотра Центрального поселка я предложил Санычу и Алексею попытаться добраться дорогой артельщиков до месторасположения фабрики и провести рейд по отмеченным местам. «Хайлюкс» и «Патриот» поднялись в сопку и доехали до развилки дорог.

Здесь и начались первые сюрпризы – съезд на дорогу, уходящей вверх по распадку Урчана, оказался перекрыт рукотворным курганом, возведенным заботливым бульдозером артельщиков. Для машин дальше хода не было.

На то, чтобы добираться до местонахождения исторического наследия, прекрасная часть наших экипажей наложила вето, мотивируя тем, что близится время обеда и пора разбить лагерь и озаботиться хлебом насущным.

Балансируя на пороге сокрушительного фиаско, мне удалось соблазнить постоянного напарника в пеших вылазках, легкого на подъем Алексея, составить компанию и прогуляться до таких желанных для меня объектов и развалин. Расстояние было небольшим, не больше километра, по приличной дороге и Алексей согласился.

В результате достигнутого консенсуса мы получили индульгенцию на пару часов для прогулки, а «Хайлюкс» с большей частью команды вернулся в Центральный поселок для обустройства лагеря и организации кухонного процесса. «Патриот» остался на месте съезда – дожидаться нашего возвращения. Мы с Алексеем, взяв с собой рации и шмотники с водой и аппаратурой, двинулись в путь.

Шагая по старой дороге, я старался припомнить все, что знаю по истории обогатительной фабрики и поселке рядом с ней.

Здесь располагалась обогатительная фабрика рудника «Урчан» и посёлок. Урчан. 2019 год.

Немного истории

Рудник «Урчан» при Детринском разведкомбинате ВКрайГРУ был организован в 1951 году на базе развед­участка «Эдванс».

Производство работ на руднике «Урчан» и обогатительной фабрике осуществлялось заключенными ОЛП № 15 «Урчанский», относившемуся к Теньлагу.

В каких условиях и как происходило становление рудника «Урчан», можно прочитать в заметке З. Н. Власовой, работавшей секретарем начальника рудника, «Хозяйка шихтного двора»: «В то время был острый недостаток кадров вольнонаемного состава, – писала Зоя Власова, – не было, в частности, и главного инженера. В числе специалистов работали отбывшие уже свои большие сроки бывшие заключенные. Многие из зэка были освобождены на дневное время.

… Начались организационные работы по строительству фабрики (начальник строительства – Чадаев). Было много разных трудностей, а если прибавить отдаленность, бездорожье, недостаток материалов, оборудования, недостаток одежды, продуктов питания, одно время даже соли не было – то вы можете представить, какое надо было иметь мужество, чтобы в указанный срок пустить эту фабрику и давать металл!

… Знала бы она, какие на фабрике уголки! При рации было маленькое помещение, где стояли запасные аккумуляторы и другие запасные части, вот его-то и приказали срочно привести в порядок. Как была рада наша новая соседка – это надо было видеть. Ее стали звать «хозяйкой шихтного двора».

По словам З. Н. Власовой, самым крупным поселком в 1951 году был поселок исправительно-трудового лагеря – около 600 заключенных и 12 человек охраны, которые жили рядом с лагерем, выше по распадку.

После амнистии 1953 года лагеря Севвостлага начали пустеть. Коснулось это и ОЛП № 15 «Урчанский» Теньлага, число заключенных начало сокращатьс,я и, соответственно, уменьшалось количество рабочей силы для рудника «Урчан». Те, кто вышел по амнистии, не испытывали желания работать в тяжелых условиях рудника и удаленности от цивилизации, прибытия новых партий рабочей силы ждать было неоткуда.

В 1954 году численность поселков Урчана уже составляет 450 человек. В отчете председателя Тенькинского РИКа Кирющенкова о строительстве клуба в поселке Урчан говорится о 169 (170) проживающих. По мнению Инны Грибановой, разница в цифрах (280 человек) и составляет количество лагерного населения, так как вряд ли клуб предназначался для них. В таком случае можно сделать вывод, что население ОЛП составляло 280 человек, а население поселков центрального и обогатительной фабрики – 170 человек.

Дорога в сторону фабрики и его посёлка. Рудник Урчан.

Временем начала ликвидации и сворачивания работ на руднике «Урчан» стоит считать 1955 год, когда в январе была закрыта обогатительная фабрика (обогатительная установка).

Из приказа: «В соответствии с решением Министерства цветной металлургии и согласно приказу ГУСДС № 678 с 1 января 1955 года ликвидируются рудники «Хатарен» Омсукчанского ГПУ, «Бутугычаг» и фабрика № 1 Тенькинского ГПУ. Консервируются обогатительная фабрика
 № 7 Омсукчанского ГПУ и обогатительная установка «Урчан» Тенькинского ГПУ». А в 1957 году оборудование с рудника «Урчан» начали перевозить на прииск «Бодрый».

К сожалению, информации по руднику «Урчан» и его объектам не так уж и много, из вышесказанного можно было сделать несколько выводов:

• обогатительная фабрика Урчана была скромных размеров (в приказе по консервации ее назвали обогатительной установкой), так что нам не следовало ждать монументальных сооружений, как на рудниках имени Лазо, Днепровского или Арманской фабрики, – все должно быть куда скромнее.

• если судить по примерному количеству жителей поселков Центрального и Фабричного, то в поселке проживало 70 – 80 человек, большей частью мужчины, семей было мало – можно предположить, что домов в поселке было не более двух десятков, а то и меньше.

В то время, пока я в своей голове прокручивал историю места, куда мы направлялись, мой напарник Алексей наслаждался созерцанием буйства красок отвесных склонов гор, красотой пейзажей и осматривал местность на предмет наличия представителей местной фауны – рефлексы охотника никуда не денешь…

С неменьшим вниманием с отвесных склонов за нами наблюдали горные бараны, провожая непрошеных гостей взглядом…

Не доходя метров сто до района поисков, обнаружили первые следы деятельности человека дальстроевских времен – в кустах нас поджидали развалины сруба.

Рядом с развалинами обнаружился трубопровод, уходящий в заросли деревьев выше по склону. Тут и была допущена первая ошибка этого выхода – если трубопровод куда-то проложен, то у него есть и конечная точка. По назначению – либо подача воды, либо воздуха, что было более похоже на правду. И в таком случае он мог нас привести к очередному неизвестному руднику Урчана.

В этом распадке была обогатительная фабрика и посёлок. Урчан. 2019 год.

В поисках фабрики

Но нашей главной целью были фабрика и поселок, время поисков было ограничено, и мы устремились дальше, оставив решать эту загадку кому-нибудь другому.

На подходе к месту поисков на обочине дороги встретилась спинка от кровати, где-то рядом было жилье вольных или охраны. Зэкам такое удовольствие могло быть доступно только в прежней вольной жизни, до встречи с лагерями Севвостлага.

Первым признаком того, что мы добрались до места, был рукотворный холм, вот только на хвосты обогатительной фабрики он мало был похож.

Больше всего это напоминало отвалы пустой породы у рудника либо следы деятельности промприбора. Тот, кто бывал на месте обогатительных фабрик «Днепровского» или «Хеты», могут сами сравнить и заметить разницу.

Но где сама фабрика, где сам поселок? Среди молодой поросли ничего не напоминало о том, что полвека назад здесь жили и работали люди.

Столб с изоляторами. Урчан. 2019 год.

Чуть в стороне виднелись столб линии электропередачи, крыша строения и груда металлолома. Вот мы и на месте. Пришло время спуститься в распадок и приступить к поискам того, что скрывают заросли деревьев.

В распадок с дороги спустились в том месте, где заканчивался отвал породы. Первой находкой стал уцелевший столб с изоляторами. Судя по их количеству, вариантов было два: либо это была линия электропередачи на 220 вольт, либо телефонная линия.

Здесь же наткнулись на неизменный атрибут объектов Дальстроя тех времен – остатки ограждения из колючей проволоки по периметру фабрики и поселка. Караульные вышки не искали и найти их и не рассчитывали – здесь жили и работали вольные и бесконвойные.

Остатки ограждения из колючей проволоки. Урчан. 2019 год.

Рядом – развалины каркасно-щитового строения из горбыля. Жилым домом это бы язык назвать не повернулся: судя по конструкции и отсутствию отопления, здесь был склад или что-то подобное.

Поднявшись на отвал пустой породы, осмотрели окрестности с другого ракурса. По поводу самого отвала – он оказался гораздо большего размера, чем ожидалось первоначально.

Пройдя по отвалу до уцелевшего дома, обнаружили небольшой карьер с большим количеством металлолома и емкостью, скорее всего, под воду.

О том, что на Урчане основательно хозяйничали старатели, добывая касситерит, в свой время мне рассказал Николай Сухарев:

«Мне приходилось неоднократно бывать в этих местах по работе в 80-е годы ХХ века. Я приезжал наездами с проверкой состояния безопасности при ведении горных и взрывных работ, за 15 лет побывал четыре или пять раз.

На Урчане работала старательская артель, вела добычу касситерита открытым способом. Жили старатели в сохранившихся домах старого лагеря.

Впервые я побывал на Урчане где-то в середине 70-х годов ХХ века летом. Старатели занимались промывкой песков, добывали касситерит. Промывали пески на обычном промприборе».

Развалины строения у фабрики. Урчан. 2019 год.

Чтобы не кривить душой, скажу честно: об этом месте Николай мне ничего не говорил. Но после осмотра местности для себя я сделал вывод, что именно в этом месте и стоял промприбор старателей.

Здесь же был и бункер для породы, собранный из подручных материалов. В ход пошло все, что осталось здесь от фабрики и строений.

Отработанную породу бульдозером сначала перемещали влево от прибора, а потом и в правую сторону, в результате чего местность значительно преобразилась.

Отвал по правую сторону подвергся рекультивации самой природой и сейчас покрыт порослью молодых деревьев, а вот отвал по правой стороне так и стоял лысым холмом, служащий хорошим ориентиром при поиске на спутниковых снимках и для туристов.

Теперь можно было и перейти к изучению вишенки на этом торте.

По большому счету, этот дом, находящийся в приличном состоянии, был самым большим трофеем нашей вылазки.

Ну и выводы по осмотру… Это сруб, сложенный из грубообработанных бревен из лиственницы. Стены снаружи были обшиты дранкой и оштукатурены.

Рядышком с домом стоит столб линии электропередачи. По количеству изоляторов можно предположить, что до здания прибегало 380 вольт.

Определенные вопросы вызвала крыша, мало похожая на те, что мы видели в Центральном поселке – там уцелевшие крыши двухскатные и другой конструкции. Возникает ощущение, что сперва дом лишился своей крыши, а позже силами базировавшихся здесь старателей приобрел новую, правда, более простую и без изысков.

Спинка от кровати. Урчан. 2019 год.

Осмотрели дом и изнутри. Пол как таковой отсутствовал, точнее был насыпным. Потолок из грубо обработанной доски – было не до излишеств. Не было в доме и печки и разделки на потолке под трубу – эти особенности перевели в моих глазах дом из категории жилых в строение промышленного назначения.

К нашему сожалению, никакими другими интересными находками дом нас баловать не стал. Найденная пара корпусов от автомобильных реле-регуляторов 1971 – 1972 годов не в счет, они только окончательно утвердили в мысли, что артельщики здесь базировались и работали.

Еще одна интересная находка недалеко от уцелевшего дома. На глаза попался добрых размеров фартук от вытяжки.

Где мог стоять? Химическая лаборатория, кузня, печь для плавки оловянных концентратов – выбирайте сами, ибо никаких других подсказок я найти не смог.Фартук от вытяжки. Урчан. 2019 год.

Рядом в кустах еще один рояль от вентиляции – центробежный вентилятор типа Сирокко.

Если присмотреться, то можно увидеть, что рельеф местности был поправлен стараниями артельщиков и все, что попало им под горячую руку, было стерто с лица земли.

Этот дом во времена существования рудника «Урчан» явно не имел такой существенной подпорки из каменной осыпи для своих стен. Склон сопки располагался гораздо дальше от стен дома, но в
 80-е года ХХ века при добыче касситерита на этом месте было перемещено с места на место значительное количество породы и часть строений была либо разрушена, либо погребена под каменной осыпью.

Все, что удалось нам найти, – дом в более или менее приличном состоянии, развалины еще одного и большое количество разметанных по рукотворному склону досок и бревен.

Очередная находка – станина, служившая основанием для механизма. Что на ней могло работать – станок, компрессор?

И снова трубы, трубы, трубы. Стыки на фланцах, для герметичности – прокладка из резины. Такое часто можно встретить на трубопроводах для ВВД (воздуха высокого давления), которые служили для подачи воздуха в вентиляцию, приводили в действие отбойные молотки и другие механизмы внутри штолен.

В первый момент находка привела меня в ступор. Здесь, в такой глухомани, – керамическая плитка…

Стоит сразу оставить в сторону банальщину современности – завозить в такую глухомань плитку для облицовки бани или бассейна начальства фабрики никто бы не стал, времена были другие, и спрашивать за такое умели.

Сколько стоит закупка, доставка до Магадана, а потом и в эту глухомань, вдалеке от трасс и дорог – сложно сейчас представить, и, значит, без плитки просто не могли обойтись.

А тут уже целый фрагмент стены, выложенный керамической плиткой. Оставалось дело за малым – понять, что это было за здание.

В таком случае, где может приветствоваться использование керамической плитки? Правильно – там, где есть высокие температуры, повышенная влажность и наличие агрессивных сред (кислоты, щелочи).

Первое, что пришло в голову – химическая лаборатория при обогатительной фабрике, и, думаю, я не был далек от истины.

После такого вывода и на душе полегчало, ибо до этого момента неоспоримых доказательств, что мы находимся на месте фабрики и поселка у нас не было.

Иногда и кучи уцелевшего мусора могут привести к интересным выводам. Созерцая этот технологический натюрморт можно было сделать вывод о наличии на фабрике своих мастерских с токарным станком.

На этом осмотр предполагаемого месторасположения фабрики был закончен, а вот поселка, где жили ее работники, мы так и не увидели.

Брошенная ёмкость. Урчан. 2019 год.

По следам Фабричного поселка

С грустью взирая на рощу деревьев я думал о том, как здесь вести поиск – глазу не было за что зацепиться, не было видно ни крыш домов, ни развалин. Одна радующаяся лету зелень…

От моих раздумий меня отвлек мой напарник.

– Время у нас в запасе есть, пойдем прогуляемся в сторону реки, может повезет что-нибудь найти еще – после перекура озвучил Алексей.

– Так тому и быть – сказал я, и без особого энтузиазма двинулся за напарником, уже исчезнувшим в зелени деревьев.

Надо отметить, что предположения Алексея оправдались, и я, только углубившись в заросли деревьев, сразу вышел на развалины.

После очередной находки блуждание по зарослям превратилось в целенаправленный поиск, пришло второе дыхание – надо было охватить как можно большее расстояние.

Строения стали попадаться регулярно, но все они были щитовыми и, скорее всего, имели технологическое назначение. Жилых домов видно не было…

Даже печка-буржуйка, по которой раньше можно легко было сделать вывод о том, что здесь было жилье, уже не давало такой уверенности.

Мы постепенно продвигались в сторону реки. Еще одно строение – снова не жилое. На стене сохранилась обрешетка со следами штукатурки.

Пока мы не могли похвастаться находками предметов быта, наличием «культурного слоя» или хотя бы свалки от тех же консервных банок.

Было ощущение, что если здесь и жили люди, то при своем уходе они провели генеральную уборку местности и собранное забрали с собой.

Еще одно строение, приличных размеров, в качестве памятника – на обвалившейся крыше – труба. Сердце екнуло – ну наконец-то, хотя бы один дом найден. Но эти надежды быстро растаяли, после осмотра так называемой трубы.

Конструкция сварена из бочек, очень похожих на те, в которых раньше хранили карбид кальция, либо какие-то другие вещества. Примерная длина около 4 метров, диаметр – 50 сантиметров. Под первой трубой лежит вторая, выполненная по той же технологии.

Это могло быть что угодно – водопровод, для подачи воды из реки на фабрику, дымоходная труба для кузни или чего-то подобного, но никак не печной трубой для жилого дома… Досадно – но опять мимо…

За весь поиск мы не встретили ни одного жилого дома в привычном исполнении – срубов здесь не было, только каркасно-щитовые. Но как тогда здесь жили люди в трескучие колымские морозы при температуре до – 50?

И вывода было всего два – либо жители Фабричного поселка жили в куда худших условиях, нежели население Центрального. Да что там Центрального! Бараки ОЛП «Урчанский» выглядели куда более приспособленными для проживания людей, нежели эти строения.

Либо мы ошибались и жилого поселка здесь не было – и все, что мы нашли, относилось к технологическим строениям обогатительной фабрики…

Осматривая заросли, вышли на зарастающую улицу поселка. Вот такая аллея через молодые заросли, еще десятилетие и от нее не останется и следа.

А вот и старая дорога от Фабрики к Центральному поселку. Было желание прогуляться по ней, чтобы не карабкаться до дороги по склону сопки, да по пути осмотреть окрестности.

Но вот только «Патриот» стоял у начала дороги по склону сопки и нам бы пришлось в дополнение прогуляться от Центрального до развилки, а это никак не входило в планы.

Время, отведенное на поиски, заканчивалось и мы с Алексеем начали подъем по склону – пора было возвращаться в лагерь.

Место, где предположительно стоял промприбор. Урчан. 2019 год.

Время собирать камни…

Материалы о наших поисках благополучно пролежали в недрах архивов более полугода, пока я готовился к обзору этой поездки. Было время поискать воспоминания и материалы, порасспрашивать старожилов и снова перечитать книгу «Тенька – виток спирали», чтобы понять, где мы были и что видели… Теперь могу взять смелость поделиться с вами своими выводами.

Рудники

Судя по характеру отвалов в районе фабрики и остаткам воздухопроводов, в этих местах вполне мог располагаться один из рудников Урчана. К сожалению, это предположение уже возникло после путешествия, и проверить его не было возможности.

Фабрика

Останки обогатительной фабрики мы нашли на том самом месте, что указаны в книге Инны Грибановой, за что ей низкий поклон и моя признательность.

Рядом с фабрикой располагался целый комплекс технологических строений, развалины которых мы успели осмотреть.

Фабричный поселок

Жилой поселок, о котором пишет в своей книге Инна Грибанова, на указанном в книге месте найден не был. Вместо него, были найдены остатки строений, которые вряд ли могли быть использованы в качестве жилья. Так что, вопрос о местонахождении Фабричного поселка остался открытым…

Металлолом рядом с разрушенным домом. Урчан. 2019 год.

То, что мы упустили

Фактически мы обследовали район, который расположен на расстоянии километра от Центрального поселка, в своих расчетах опирались на книгу «Тенька – виток спирали», далее мы не пошли. и это была наша ошибка…

Осенью 2019 года мне удалось подключить к программе SAS Planet репозиторий еще одного спутника и получить приличный спутниковый снимок интересующего меня района (ранее такой возможности у меня не было). Каково было мое удивление, когда на спутниковом снимке обнаружились еще порядка десятка строений, разбросанных от обогатительной фабрики до истоков ручья Урчан на протяжении двух километров.

А это значит, что прощаться с Урчаном рано, и я вскоре снова вернусь в эти места, которые интересны не только историй Дальстроя, но и так запали мне в душу своей неземной красотой…

Моя признательность и благодарность экипажам «УАЗа» (Юрий Филиповский), «Хайлюкса» (Саныч и Лена), «Патриота» (Лена и Алексей) за возможность побывать на Урчане, за составленную компанию, заботу и отношение. Спасибо ребята!

Поклон Вам, Инна Грибанова за Ваш бесценный труд «Тенька – виток спирали». Спасибо за материалы и рассказы Павлу Жданову, Николаю Сухареву, Александру Гуляеву.




Весна 2020 года 

Оригинал статьи: www.kolymastory.ru



Сетевое издание «Вечерний Магадан». Регистрационный номер ФС77-73952 присвоен Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Наталья Альбертовна Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное автономное учреждение города Магадана «Медиахолдинг «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Электронный адрес evenmag@citylink.ru 

Телефоны: главный редактор - 620478, приемная - 627412 

СДЕЛАЛ AIGER