Виктория Драчкова

«Горы символизируют жизненный путь человека»



Интервью с художником Максимом Литвиновым


Киты у моря, Гималаи в центре города – первые муралы, появившиеся в Магадане. Мурал – это монументальная живопись, огромный рисунок, выполненный, чаще всего, на стене здания. Такие рисунки изменяют облик города и привлекают внимание прохожих. В Магадане они появились благодаря художнику Максиму Литвинову. О своем творчестве, работе и хобби он рассказал в интервью «ВМ».

– Как ты начал рисовать? Учился в художественной школе?

– В 15 лет я увидел передачу про граффити и брейк-данс. В то время были видео­магнитофоны, и шли программы «До 16 и старше…», «Башня». Если показывали что-то интересное, я вставлял видеокассету и записывал. Однажды я увидел анонс передачи про граффити, не понял, что это такое, но меня просто поразили кадры с какой-то серой улицей и большим ярким граффити. В 90-е в городах была серость, и меня удивило, что среди этой серости обшарпанных домов может быть что-то яркое и невообразимое. Впечатлило граффити именно как воздействие цвета на восприятие. Меня это настолько поразило, что я понял, что хочу этим заниматься. С того же дня я начал рисовать. Сначала пошел к другу, который умел рисовать открытки – в то время многие рисовали их от руки. После этого я начал заниматься самообразованием: смотрел картины разных художников, рисовал с фотографий, спрашивал, что мне делать у знакомых художников и первые два года рисовал по 8-10 часов в день. Меня это так сильно увлекло, что я не мог думать ни о чем другом. Меня считали довольно странным парнем, потому что я разговаривал только о брейк-дансе и граффити первые года 3 после знакомства с этим.

– И когда у тебя появился первый заказ?

– Он был довольно скоро. Мы начали рисовать баллонами на улице и через короткий срок меня уже просили нарисовать в шашлычке какого-то мужика с шашлыком. Это было хорошо, потому что после заказов у нас оставалась краска, которой мы могли рисовать то, что мы хотели на улице. У меня были старшие друзья, которые уже были предпринимателями. Я помню, пришел к ним и рассказал, что сделал супер-заказ. Они спросили, сколько я получил денег. Я говорю: четыреста. Они спрашивают: долларов? Я им говорю, нет, рублей. Мы все посмеялись. Но в то время только начинался рекламный бизнес, поэтому было мало принтеров, все это было дороже, не было таких технологий, как сейчас, поэтому было много рекламной и оформительской работы – сделать вывески, написать на заборах, что здесь находится какая-то компания. Подобные заказы мы делали довольно часто и всегда оставались краска и небольшие деньги. Я, как подросток, мог себя обеспечивать полностью лет с 16-17.

– Расскажи про свои последние проекты – рисунки на фасадах дома. Чья это была идея? За чей счет они были сделаны?

– В Парк «Маяк» меня позвал Денис Розенко, попросил поучаствовать в проекте. Это была его идея, а эскиз нарисовала Наталья Ковалева. Денису нравится северная и этническая тематика, насколько я знаю, он и придумал изобразить китов на фасаде. Меня позвали в то время, когда у них по макету все уже было решено. На самом деле, хотелось бы всегда самостоятельно участвовать в разработке эскизов, потому что там есть всевозможные нюансы, которые «вылезают» на стене, и ты их понимаешь уже в процессе работы. Сейчас я делал фасад на Якутской, сделал эскиз с Гималаями, а в процессе работы возникло много нюансов: пришлось что-то переделывать, менять цвета. Есть технические особенности из-за того, что там большое пространство, по-другому выходят переходы, их нельзя сделать такими плавными и так далее. И эти нюансы нужно понимать, когда делаешь эскиз. Поэтому в будущем хотелось бы донести до руководства и до тех, кто хотел бы делать фасады, чтобы и за эскизами обращались непосредственно ко мне, а не заказывали сторонним дизайнерам и художникам. Это важно.

Возвращаясь к парку «Маяк»: меня позвал туда как художника Денис Розенко. Оплатил мою работу, часть необходимых материалов и договорился с администрацией, которая выделила автовышку и подготовила стену (они сделали фон).

А проект на Якутской появился так: у меня была давняя идея нарисовать что-то большое – сделать большой мурал. Еще лет 10-15 назад я обращался по этому поводу в администрацию, но говорили, что это дорого. А сейчас меня пригласили в правительство поговорить по поводу одной росписи, и я рассказал, что есть такая мечта – разрисовать большие фасады. Тогда мне посоветовали поучаствовать в конкурсе грантов от областного правительства. После этого мы вместе с Константином Морозовым и его Федерацией брейк-данса составили смету, подали грантовую заявку и наш грант выиграл. В рамках этого проекта мы провели фестиваль хип-хоп культуры в парке «Маяк», где был чемпионат брейк-данса. Для этого мы привезли сюда судью и старейшего действующего российского брейкера Марка Масленникова. Тогда же и порисовали с ним. А вторая часть нашего фестиваля была связана с изобразительным искусством – это фасад на Якутской. В рамках гранта мы получили деньги на автовышку, материалы и все наши расходы, без оплаты работы людей, то есть художник рисует без гонорара, на волонтерской основе. Но хорошо, что удалось согласовать такой проект, это тема, подходит городу и мне она тоже близка.

– Почему ты решил нарисовать именно Гималаи?

– Я нарисовал рассвет в горах, где горы символизируют жизненный путь человека. Освещенные лучами солнца верхушки гор символизируют тот свет, к которому стремится осознанный человек, развивающий свои позитивные качества. Также это пейзаж – нейтральная тема, понятная любому зрителю и легко доступная для понимания. Гималаи – это топовое место для трекинга, походов, куда люди мечтают съездить, чтобы посмотреть это красивейшее место. Это одни из самых высоких гор в мире и это то место, где зародились величайшие духовные традиции, которые и сейчас продолжают там жить. Это меня очень вдохновляет. Также это вдохновляет зрителей, я убедился в этом на своем опыте, так как огромное количество прохожих показывали мне палец вверх, сообщая о том, что им очень нравится. Некоторые даже стояли и хлопали. Также по отзывам в социальных сетях стало понятно, что 95% людей эта работа понравилась. Это меня очень радует и мотивирует рисовать на улицах и дальше, украшать наш город и дарить людям позитивные эмоции.

– Что хочется сделать после завершения работы на Якутской? Есть какая-то мечта?

– Мне нравятся большие работы, поэтому я бы хотел продолжать их делать. Но хотелось бы, чтобы это был оплачиваемый труд. Такие проекты интересно делать в рамках волонтерской деятельности, но я не могу себе позволить большое количество такой волонтерской работы, потому что это довольно затратно и в физическом плане, и в плане организации – занимает много времени, сил и беспокойств о том, как это все пройдет. Ты не понимаешь до конца, как все сложится и есть некоторое психическое напряжение от того, что приходится заниматься организацией, а потом еще и рисованием. Казалось бы, нарисовал рисунок за 7 дней и все. Но, на самом деле, перед этим проходит огромная организаторская работа по написанию гранта, составлению сметы, расчетов, доставке материалов, утверждению проекта в САТЭК, администрации, мэрии. Переживаешь чтобы все до конца сложилось, чтобы получилось и с утверждением, и с погодой, и чтобы коронавирус не подвел. Сейчас мы получили деньги в срок, довольно близкий к заморозкам. Если бы нам доставили краску чуть позже, то были бы заморозки и рисовать было бы очень проблематично. Поэтому я не могу позволить себе делать волонтерские проекты такого масштаба часто. Хотелось бы, чтобы это было в рамках моей работы, и чтобы этот труд оплачивался.

– Это твоя основная работа?

– У меня были разные периоды. Одно время моим основным видом деятельности была роспись стен. Потом около пяти лет у меня был рекламный бизнес, и я почти не рисовал, потому что работа занимала все время. Потом я опять вернулся к рисованию, делал обучающие курсы для подростков. Сейчас из-за коронавируса я жду, когда прояснится ситуация с массовыми мероприятиями, чтобы снова организовать такие курсы по рисованию.

– Что тебе нравится рисовать? Какие темы тебе интересны?

– Мне очень нравится абстрактное искусство. В последнее время нравится живопись, сейчас я созрел для нее. Мне нравится современное искусство в рамках пост-граффити – это синтез граффити, дизайна, классического искусства. Это очень широкое понятие и так словами я это не объясню. Также мне нравится реализовывать какие-то идейные рисунки, понятные большинству людей. На самом деле, в творчестве есть темы, которые я рисую для себя, и они будут понятны и интересны узкому кругу людей. Я их не рисую в центре. Если и рисую, то делаю это где-то за городом, где я не буду навязывать эту тему зрителям и не буду неправильно понят. Либо я делаю это на частной территории тех, кому такие темы интересны. В рамках города я предпочитаю делать работы, которые будут понятны зрителям и будут украшать город. Здесь мне нравятся позитивные темы, вызывающие приятные эмоции у зрителей, прохожих и у меня. Есть разный взгляд на уличное искусство среди художников. Одни считают, что ты должен делать то, что хочешь, не оборачиваясь на зрителей. Другие считают, что зритель важен и надо стараться учитывать и его мнение. Мне нравится тот взгляд, что, рисуя в пределах города, хорошо было бы учитывать мнение зрителя, но, при этом стараться также и выразить себя в работе. Но большая часть моих работ за последние годы находится в помещениях. Когда меня спрашивают, где можно увидеть мои работы на улицах, приходится долго вспоминать где они, потому что они либо за городом на какой-то «заброшке», либо, по большей части, в помещениях в рамках моей работы – это частные интерьеры, либо помещения предпринимателей, парикмахерские, кафе и так далее. Работы на улицах имеют свойство со временем растворяться. Они либо приходят в негодность, либо торец закрывают сайдингом, либо работа стала неактуальной, поэтому ее через 7-10 лет закрашивают. Последние 5 лет много времени я жил в других городах и странах, поэтому большое количество работ находятся не в Магадане. Но последний год я здесь, было время и желание рисовать, поэтому они начали появляться в большем масштабе и в Магадане.

Есть желание развиваться в этом. Я хотел бы поднять свой технический уровень. Для этого требуются время и ресурсы, потому что взрослая жизнь обязывает тратить много времени на быт и работу. А чтобы учиться, особенно на художника, нужно много свободного времени. Сейчас стараюсь делать что возможно, потихоньку заниматься самообразованием, рисую дома эскизы, но хотелось бы углубиться в это.

– Чем занимаешься помимо рисования? Или оно занимает все твое время?

– Нет, это даже не мое главное хобби, хоть и входит в топ-интересов. Мне нравится изучать, углубляться и практиковать методы духовного развития. Также мне интересны темы, которые я изу­чаю и которые разбираю с профессионалами – друзьями: это тема развития потенциала нашего сознания, в том числе, психология. У меня аналитический ум и я очень много времени занимаюсь чтением и изучением различных тем, которые мне интересны. В данный момент мне интересна область тренировок и питания. Я пересмотрел лекций часов на 500 по этой теме. Также мне интересна восточная философия. Когда какой-то вопрос меня волнует, я в него углубляюсь и могу изу­чать его какое-то время, потом я его закрываю для себя и перехожу к чему-то другому. Кроме того, что мне нравится читать и изучать что-то, я люблю ходить в походы, заниматься физкультурой на турниках, встречаться с друзьями в свободное время. Бывают периоды большей активности по работе и творчеству, когда я делаю больше эскизов, заказов и периодически рисую для себя – это середина и конец лета. Бывают периоды, когда я больше ухожу в себя и занимаюсь чтением, медитацией.

Еще одно важное хобби – путешествия. Был период, когда я принимал у себя путешественников через сайт всемирного гостеприимства и мечтал ездить также, как и они: долго и много. Но когда у меня было рекламное агентство, оно не позволяло уезжать дольше чем на месяц. А когда ситуация позволила, я решил, что реализую свою огромную мечту, насыщу свою жизнь путешествиями и несколько лет по трети года проводил в путешествиях, там я не работал. Я зарабатывал дома и ехал с деньгами, кроме прошлой поездки, когда я ездил в Америку и жил по волонтерской программе. Там у меня было обеспечено и проживание, и питание, и там везде есть бесплатные курсы английского языка в колледжах. По волонтерскому проекту ты работаешь 3 часа в день и дальше делаешь то, что ты хочешь. Я там жил в Детройте – одном из самых бедных и криминальных городов США, и также жил в Калифорнии в семье, в большом фиолетовом замке с бассейном, джакузи, рядом с колледжем. Там была классная семья, мы с ними стали друзьями – они меня возили в театр, в гости, я просто был членом семьи. Так что, есть варианты как путешествовать и жить за минимальные деньги, либо в обмен на небольшую работу.

– Когда ты жил в других странах, рисовал там?

– Да, периодически. Я стараюсь порисовать в новом месте, когда туда приезжаю. Специально покупаю краску. Я рисовал в Корее, Гонконге, США. В Сеуле я делал это сам, в Пусане нашел ребят и ходил рисовать с местными.


Фото: архив Максима Литвинова



Сетевое издание «Вечерний Магадан». Регистрационный номер ФС77-73952 присвоен Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Наталья Альбертовна Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное автономное учреждение города Магадана «Медиахолдинг «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Электронный адрес evenmag@citylink.ru 

Телефоны: главный редактор - 620478, приемная - 627412 

СДЕЛАЛ AIGER