Первым геологам Колымы



Экспедиции магаданских путешественников


Усть-Омчуг. Перед восхождением на гору Флерова. 2000 г.

Магаданские путешественники, члены Русского Географического общества, продолжают начатую в 1998 году «Экспедицию памяти первых геологов Колымы и Чукотки». Общественная организация вначале была создана семьей Седовых, чтобы не предать забвению имена репрессированных геологов, оставивших след на Колыме. Имена, которые долгое время замалчивались в Дальстрое или упоминались редко. С тех пор энтузиасты на семейный бюджет совершили походы, поднялись на два десятка вершин, установили на них памятные доски. Постановлениями Правительства РФ 12 из них обрели прописку на топографических картах Магаданской области – пик Билибина, гора Шумилова, гора Вронского и др.

Наша область до недавнего времени, я бы сказал, была насквозь геологической. Геологи на Колыме открыли большое золото, поставили добычу на промышленные рельсы. Они стояли у истоков грандиозного горного производства, оно и сейчас является основой экономики региона. 92 года назад под руководством Ю. А. Билибина началось победное шествие первооткрывателей золота. Они вкладывали в поиски силы, знания, всю душу. Но нередко в жестокие тридцатые их ожидали тюрьма, лагерь. Горькую чашу на Колыме выпили известные геологи А. К. Болдырев, Д. В. Вознесенский, Д. Н. Казанли, С. В. Новиков, Е. К. Устиев.

Мы решили сохранить память о таких людях – поставить точку с именем геолога на карте. Повторить первый маршрут забытого разведчика оказалось непросто: на дворе «перестройка», развал, в том числе и Туристско-спортивного Союза Магаданской области. Наши друзья по рюкзаку разъехались, а поездки на Колыму стали затратны. Помощи ни от кого не просили – все на свои.

В первом походе с Любовью Алексеевной вершину (1 663 м) назвали именем всемирно известного ученого, профессора Анатолия Капитоновича Болдырева, учителя многих колымских геологов. Кроме морального удовлетворения, мы сделали для себя открытия.
 В долине Левой Хеты стояла жаркая погода. Встретили заросли редкого у нас рододендрона камчатского. Нас покорили красивейшие горно-таежные пейзажи. Нашли старое поселение, видимо, лагерное отделение.

К нашему проекту привлекли студентов пединститута, где мы читали курсы «Школьный туризм» и «Школа выживания». Продолжительный поход с Сережей Набойченко (светлая ему память) начался на руднике «Школьный», Тенька, где назвали вершину
(1 660 м) именем Д. В. Вознесенского, первооткрывателя тенькинского золота. В Омулевских горах высшая точка (1 844 м) получила имя первого исследователя гор Ю. Н. Трушкова, а в хребте Черге – участника первой экспедиции Билибина астронома-геодезиста  Д. Н. Казанли (2 274 м).

Но гораздо чаще мы ходили вдвоем. Время шло, угнаться за парнями было трудно, да и смотреть, как они дожидаются нас – зрелище не из приятных. Вдвоем же спокойнее, проще договориться.

Все же я не прав – помощь нам была. Колыма – горняцкий край, и добро шло оттуда. Нас подвозили к началу маршрута, помогали в размещении, кормили. Мы благодарны горнякам, автотранспортникам, энергетикам. Особенно хотелось отметить Сусуманский ГОК и лично генерального директора В. К. Христова. Существенную помощь в наших перемещениях оказали гендиректор ОАО «Ягоднинская автобаза» П. А. Завгородний, директор старательской артели «Мальдяк» В. Н. Редозубов, энергетики поселков Кедровый и Мяунджа. А в пути – редкие охотники и не пожелавшие оставить свои дома жители нежилых поселков. Низкий поклон им.

Л.А. Седова на пике Билибина.2000 г.

Долго я не мог определиться с горой Билибина, хотя, выбирай любую вершину на Колыме – не ошибешься. Все же хотелось – повыше и в центре огромного Верхнеколымского нагорья. Высшая точка центральной Колымы, в хребте Большой Ангачак, приняла имя великого провидца, определившего добычу золота Дальстроя по годам на много лет вперед. И ведь сбылось!

Осенью 2000 года вдвоем пробились через заросли и долины ручья Снежного, начали опасный траверс южного гребня. Ежеминутно рискуя скатиться с фирновых надувов и сломать шею, достигли вершины
 (2 292 м.).Обильный снегопад продолжался всю ночь, и палатку едва нашли. Измученные, мы были рады: успели к столетнему юбилею ученого!

Думаю, любое хорошо сработанное дело приносит удовлетворение, но в данном случае тебя охватывает целая гамма чувств. Никогда не знаешь, что тебя ожидает в походе – какая погода, пустит ли к себе вершина, хватит ли сил и духа преодолеть преграды на пути? Но, совсем другое дело – выбрать точку на карте – нужна большая ответственность.

Вот Скорнякову, автору многих ярко звучащих названий гор, ручьев, водоемов вокруг озера Джека Лондона, разве будешь искать вершину в другом месте? Но почти все великолепные пики вокруг озера Джека Лондона заняты. Пришлось идти в загадочную страну Петра Ивановича – горы Уаза-Ина. Мы тогда попали с Любовью Алексеевной в ужасный переплет – снегопад, потом ливень. Затопило всю долину Шустрой. Шли наощупь. А что с Дебином сделалось! Сумасшедший поток, по рассказам, сносил большегрузные машины. У нас едва не унесло припрятанную трехсотку, взятую для переправы.

На пути к вершинам спасала взаимовыручка. Нам попадались медведи, стеной вставали дикие заросли, останавливали реки... Моя супруга разговаривала с хозяевами тайги по-дружески, а ружье мы никогда не брали. Она находила звериные тропки, отыскивала в поднявшейся воде перекат.

Вспоминаю, как поднимались с Набойченко на гору Казанли. На исходе дня гребень незаметно раздвоился, и, отыскивая в пургу путь, мы потеряли немало времени. По всем правилам надо бежать вниз и с утра все начинать сначала. Сергей обе­щал родителям вернуться раньше и спешил домой. Мы достигли вершины. Когда спустились, не узнали палатку – ее завалило снегом.

Друзья помогали мне в трудную минуту. И главное, не сорвать план, выполнить нашу миссию – ведь за ней стоят тоже люди, и какие!

Один из продолжительных походов экспедиции шел по Туманскому хребту. С Алексеевной только на переходы мы затратили больше трех недель. Я работал над книгой о лучшем знатоке, сейчас сказали бы, краеведе Колымского края, и мне хотелось получить достоверные сведения о его наблюдениях и находках. Мы шли тропами Розенфельда. Этот выдающийся для своего времени человек буквально исходил колымские просторы, собрал уникальные экономические сведения о крае. Тогда мы поднялись на господствующую вершину (1 846 м) Туманского хребта и назвали ее именем Юрия Яновича Розенфельда.

Но вот беда – у опального в советское время проспектора не оказалось ни орденов, ни медалей, и в названии горы нам отказали. Также и в перевале Калинкина – дескать купец, царский слуга. А он открыл Охотско-Колымский транспортный тракт, спасавший жителей глубинки от голода четверть века. Не попали мы в точку и с горой, названной в честь участника Второй экспедиции Билибина, начальника Гижигинской геолого-поисковой партии, работавшего на Аллах-Юне с Ю. А. Билибиным, доктора г.-м. наук, Евгения Сергеевича Бобина, погибшего в 1941 г. в авиационной катастрофе на Лене. Причина одна и та же – нет наград, тут уже советских. Где их взять – он, как и Билибин, не ужился с руководством Дальстроя. 

Меня могу спросить, от какой из вершин осталось наибольшее впечатление. Думаю, все зависит от обстановки. Гору Трушкова мы увидели при закатном солнце, окрашенной в марсианские тона. А ярко-красные снежники напоминали щупальца мифических страшилищ. Гора Скорнякова предстала в метущихся снежных вихрях, которые еще более усиливали эффект таинственности горного массива. Гора Асеева вздымалась над гигантской дугой гребня древнего цирка, казавшегося инопланетным образованием.

Воспоминание о горе Новикова наводит встреченный нами недалеко от вершины красавец сагжой с громадными рогами.

Над печально известным лагерем «Лазо» гора первооткрывателя богатейшего месторождения олова Владимира Алексеевича Титова изумила своим невиданным ледяным прозрачным панцирем. В нем законсервировалась колымская горная флора – нежные камнеломки, хвоинки филлодоце, красные листочки арктоуса... Выставка растений под толстым стеклом! Наверх поднимались на ножах, спускались на тормозах. Но красота необыкновенная!

Гора Розенфельда встала перед нами величественной башней на краю разлома хребта, над простором мерцающей глади озера Мельдек. Обрывистые, камнепадные склоны в сторону долины Купки и совершенные отвесы к кару с небольшим ледником. Гора с исковерканной жесткими ветрами металлическим геофизическим знаком внушала какой-то мистический ужас, показалась мне преисподней.

Каждая вершина, наверно, как человек, которого она представляет, сугубо индивидуальна. Но главное, чтобы, несмотря на неожиданно возникающие препятствия, на карте появились имена наших выдающихся деятелей.

За последние два года в копилку «Экспедиции памяти...» добавились походы к вершинам, названным именами колымских геологов  Н. П. Аникеева, А. П. Васьковского, Н. И. Чемоданова.

Сохраним память о первых геологах Магаданской области!

Перечень вершин, названных туристами именами геологов в ходе «Экспедиции памяти первых геологов Колымы и Чукотки»:

– 1998 г., перевал П. Н. Калинкина (Майманджинский хребет, Хасынский район);

– 1999 г., гора А. К. Болдырева (Майманджинский хребет, Хасынский район);

– гора Д. В. Вознесенского (Верхнеколымское нагорье,Тенькинский район);

– гора Ю. Н. Трушкова (Омулевские горы, Сусуманский район);

– гора Д. Н. Казанли (хребет Черге, Сусуманский район);

– гора О. М. Куваева ( Шелагский хребет, Чукотка);

– 2000 г., пик Ю. А. Билибина (хребет Бол. Ангачак, Ягоднинский район);

– гора Б. Л. Флерова (Верхнеколымское нагорье, Тенькинский район);

– 2001 г., гора Ю. Я. Розенфельда (Туманский хребет, Омсукчанский район);

– 2003 г., гора Б. И. Вронского (Нелькобинская гряда, Тенькинский район);

– 2004 г., гора Е. С. Бобина (Наяханский хребет, Северо-Эвенский район);

– гора В. А. Титова ( хребет Полярный, Среднеканский район);

– 2005 г., гора П. М. Шумилова (хребет Черге, Сусуманский район);

– гора С. В. Новикова (Верхнеколымское нагорье, Ягоднинский район);

– 2009 г., гора Е. К. Устиева (горы Дел-Урэкчэн, Хасынский район);

– гора П. И. Скорнякова (горы Уаза-Ина, Ягоднинский район);

– 2010 г., гора А. В. Зимкина (Верхнеколымское нагорье, Среднеканский район);

– гора Д. П. Асеева (Верхнеколымское нагорье, Тенькинский район);

– 2019 г., гора Н. П. Аникеева (Верхнеколымское нагорье, Тенькинский район);

– гора Н. И. Чемоданова (Верхнеколымское нагорье, Тенькинский район);

– 2020 г., гора А. П. Васьковского (Майманджинский хребет, Хасынский район).

20 вершин и 1 перевал, память о 21 геологе.

Рудольф Седов

25 октября 2020 года



Сетевое издание «Вечерний Магадан». Регистрационный номер ФС77-73952 присвоен Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Наталья Альбертовна Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное автономное учреждение города Магадана «Медиахолдинг «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Электронный адрес evenmag@citylink.ru 

Телефоны: главный редактор - 620478, приемная - 627412 

СДЕЛАЛ AIGER