Василий Образцов

Гиршовичене София (Шейна) Моисеевна. От Каунаса до Колымы



Колымские истории


Гиршовичене София со старшим сыном. 1951-1952 год.Гиршовичене София со старшим сыном. 1951-1952 год.


Литва

9 мая 1911 года в городе Каунас, тогда еще в Российской империи, родилась Шейна (София) Моисеевна Саевич (Саевичайте). Судьба Софии была неразрывно связана с Каунасом, здесь она выросла, здесь вышла замуж за Гиршовича (Гиршовичус) Самуэля (Шмуэля) Шендеровича (1910 года рождения). В этом городе в еврейской семье родились дети – мальчик и две девочки.

Каунас, 1930 год.Каунас, 1930 год.

Кажется, ничего не предвещало тяжелых лет испытаний и потерь для Софии и Самуэля… Но над Европой полыхал пожар войны, и очень скоро на землю нашей Родины хлынули войска гитлеровской Германии со своими союзниками. Жизни и судьбы десятков миллионов советских людей оказались перечеркнуты или искалечены этой войной.

Семья Гиршович проживала в городе Каунас, Литовской ССР и уже в июле оказалась на оккупированной территории. София и Самуэль были евреями, а значит, не имели права на жизнь в условиях нового порядка и подлежали уничтожению.

Переселение евреев в Каунасское гетто. Литва. 1941—1942 год.Переселение евреев в Каунасское гетто. Литва. 1941—1942 год.

1 августа 1941 года в Литве по приказу немецких военных комендантов было утверждено «Положение о евреях», согласно которому евреям предписывалось проживать исключительно в специальных районах – гетто. В Каунасе таким районом был пригород Вилиямполе (ранее – Слободка), куда принудительно выселили 30 тысяч евреев. Не избежала этой участи и семья Гиршович – вместе с детьми их переселили жить на территорию гетто.

Каунас, 1941 г. Евреи, конвоируемые к месту расстрела в IX форт.Каунас, 1941 год. Евреи, конвоируемые к месту расстрела в IX форт.

Осень 1941 года получила название «Каунасской резни», когда было расстреляно у филиала каунасской каторжной тюрьмы, IX форта, около 10 тысяч евреев. После череды расстрелов в гетто осталось 17,412 евреев (9,899 женщин и 7,513 мужчин), большинство из которых были в работающем возрасте. София и Самуэль чудом пережили и уцелели после этой кровавой осени, их детям повезло меньше…

Осенью 1943 – весной 1944 годов уже после превращения Каунасского гетто в концлагерь проводились акции, направленные против детей и стариков. В них участвовали не только СС, но и их прислужники. Во время так называемой «детской акции» нацисты забрали детей семьи Гиршович и вместе с сотнями других детей гетто вывезли в неизвестном направлении. Дальнейшая судьба детей Софии и Самуэля осталась неизвестна.

Дети Каунасского гетто. 40-е годы ХХ-го века.Дети Каунасского гетто. 40-е годы ХХ-го века.

По мере приближения линии восточного фронта к Литве, в связи с наступлением Красной армии, нацисты в июле 1944 года выслали выживших узников гетто в концлагеря, находящиеся на территории Германии – в Дахау и Штуттгоф.

В июле 1944 года супруги Гиршовичене были разделены: Самуэль отправлен в концлагерь Дахау, в то время как София была выслана в концлагерь Аушвиц, откуда позднее перемещена в Штуттгоф.

25 января 1945 года началась эвакуация 50 тысяч заключенных из концлагеря Штуттгоф. Этот марш смерти состоялся зимой, в холодную погоду, и тысячи заключенных умерли по дороге. Заключенных пригнали на побережье Балтийского моря, где часть расстреляли. Остальных направили в Лауенбург (Восточная Германия), но в связи с наступлением Красной армии марш повернули обратно. Во время марша смерти из Штуттгофа погибла половина узников. В конце апреля 1945 года оставшихся пленных вывезли из Штуттгофа морем, при этом была расстреляна часть заключенных.

9 мая 1945 года на территорию концентрационного лагеря Штуттгоф вошли солдаты 48-й армии 3-го Белорусского фронта. В концлагере на момент освобождения оставалось лишь несколько сотен узников, среди них была и София, чудом не попавшая в марш смерти и прошедшая круги ада в лагере смерти.

После освобождения София в течение нескольких месяцев добирается до Каунаса, в надежде узнать что-нибудь о судьбе своего мужа и детей. К сожалению, о судьбе своих детей она так ничего и не узнала, ни тогда, ни позднее…

Зато по обрывочным и непроверенным данным, которые передавались между выжившими евреями Литвы, София узнала, что возможно ее муж Самуэль выжил и вместе с другими заключенными концлагеря Дахау, освобожденного солдатами армии США, находится где-то на территории Германии или Западной Польши.

В Каунасе София принимает решение, которое круто изменит ее жизнь, – она отправляется на поиски мужа, чтобы вместе попытаться добраться до Палестины (ныне Израиль).

Постановлении о содержании под стражей. Из архива семьи ГиршовиченеПостановлении о содержании под стражей. Из архива семьи Гиршовичене.

Связавшись с группой сионистских активистов, помогавших выжившим в Холокосте евреям, София и несколько ее попутчиков предпринимают попытку пересечь границу СССР. По данным архива НКГБ Литовской ССР, в январе 1946 года Гиршович была задержана на пункте паспортного контроля на границе Восточной Пруссии (близ города Гумбиннен, позже переименован в Гусев) из-за отсутствия необходимых документов.

Женщина была доставлена в Каунас, 18 февраля ей озвучена избранная мера пресечения на время следствия – содержание под стражей. Следствие вел сотрудник следственного отдела Каунасского НКГБ Степанов. Хочется отметить, что со следователем Софии повезло. Младший лейтенант не стал искать в лице Софии врага народа, шпионку или члена Армии Свободы Литвы (LLA), пытающуюся скрыться, а честно выполнил свою работу. В апреле 1946 года следствие было закончено, и дело было передано в суд. Гиршович было предъявлено обвинение по статье 84 УК РСФСР.

Протокол допроса. Из архива семьи Гиршовичене.Протокол допроса. Из архива семьи Гиршовичене.

Уголовный Кодекс РСФСР редакции 1926. Статья 84. Выезд за границу или въезд в Союз ССР без установленного паспорта или разрешения надлежащих властей карается заключением в лагерь на срок от одного года до трех лет.

После судебного разбирательства Каунасским народным судом Софии Гиршович был вынесен приговор – 2 года лишения свободы.

По здравому смыслу София должна была отбывать наказание где-то в Прибалтике, так как срок заключения небольшой, к тому же есть шанс на досрочное освобождение, но все дальнейшее, что происходило с женщиной, тяжело объяснить.

Вильнюс Во дворе тюрьмы Лукишки.

Вильнюс Во дворе тюрьмы Лукишки.

Из Каунаса женщину переводят в печально известную Лукишскую тюрьму (Вильнюс), где формировали этапы для отправки в Сибирь, на Север, Дальний Восток и Колыму.

Для отбытия наказания Софию направляют в распоряжение Севвостлага, и женщина этапом по железной дороге совершает путешествие в несколько долгих недель через всю страну из Вильнюса в Ванино, в пересыльный лагерь.

Пересыльный лагерь. Ванино. Конец 40-х годов ХХ-го века.Пересыльный лагерь. Ванино. Конец 40-х годов ХХ-го века.

И тут происходит очередной тяжело объяснимый поворот в судьбе Гиршович – она со своими двумя годами заключения попадает в состав этапа, идущего в Магадан.

Хочется сделать отступление. В первых этапах на Колыму, в начале 30-х годов, основном были «бытовики» с минимальными сроками отбывания от 3 до 5 лет. К 1936 году начинаются изменения, на Колыму начинают свозить оппозиционеров, троцкистов, прежде всего, из так называемых политизоляторов. В конце 1938-1939 годов осужденных по КРД со сроками выше 10 лет было уже порядка 75%. Та же тенденция и у прибывавших по этапу уголовников и рецидивистов.

Далее этап на пароходе до Магадана, санпропускник и пересыльный лагерь. Судьба Софии снова повисла на волоске, все зависело от того, куда она попадет. Отправка этапом в сердце Колымы – на рудники, лесоповал или что-либо другое означало, что шансы дожить до освобождения уменьшаются. Здесь снова можно вспомнить следователя Степанова: у Софии не 58-ая, «вражья статья», женщина могла рассчитывать на более мягкие условия заключения, насколько это было возможно на Колыме. Если бы судьба была более благосклонной, то был шанс остаться отбывать наказание в самом Магадане или рядом с ним.

Точку поставили «купцы», прибывшие в пересыльный лагерь за рабочей силой. София попала в состав этапа, путь которого лежал вдоль Охотского побережья в поселок Балаганное. Женщин ждало путешествие примерно в 165-170 километров на борту одного из небольших судов местного каботажа Мортрана ГУСДС.

Что представлял собой поселок Балаганное в то время, какую роль и значение он имел для Дальстроя?

Тауйский сельхозкомбинат

1 февраля 1932 года на базе Тауйского сельскохозяйственного района был организован Тауйский с/х комбинат, начальником был назначен Веньямин Мовсесян. Центр будущей сельскохозяйственной базы Колымы был организован в селе Балаганное, названном так по имени нескольких якутских старых «балаганов», стоявших там.

Здание ПУСиПХ в селе Балаганное. Конец 30-х годов ХХ-го века.Здание ПУСиПХ в селе Балаганное. Конец 30-х годов ХХ-го века.

Границы же своего района Мовсесян закрепил в «приказе номер первый», гласившем:

«Объявляю территорию Тауйского сельскохозяйственного района: с запада – Становой хребет, с востока – гора Хавля, с юга – бухта Монтеклей и вглубь на север – по мере возможности освоения…».

Основной задачей было создание собственной сельскохозяйственной базы, акклиматизация капусты, картошки, огурцов и других сельскохозяйственных культур.

В этом огромном районе, равном, примерно, территории Бельгии или Швейцарии, был засеян… один гектар опытного поля, на котором развели сразу все существующие огородные культуры, проверяя возможности их акклиматизации на Колыме. Летом овощи хорошо взошли, уродились даже отдельные колоски ржи и пшеницы, капуста не померзла, картофель северных сортов созрел.

Через год в Тауйском сельскохозяйственном районе темпы развития сельского хозяйства конкурировали с темпами, взятыми Дальстроем в других областях работы по освоению Колымы.

В сорока километрах от Балаганного развернулся большой совхоз Талон, к которому проложили автомобильную дорогу. В совхозе были разделаны сотни гектаров земли, раскорчевана целина, построены коровники и свинарники, привезены триста свиноматок и несколько десятков коров, разводились куры, гуси, утки и кролики.

В последующие годы будут меняться названия, проходить укрупнения, разукрупнения, субъекты будут передаваться из управления в управления. Но цель останется прежней – быть частью житницы, снабжавшей сельхозпродукцией Магадан, поселки Колымы, лагеря Севвостлага.

Плантации капусты Тауйского сельскохозяйственного комбината. Конец 30-х годов ХХ-го века.Плантации капусты Тауйского сельскохозяйственного комбината. Конец 30-х годов ХХ-го века.

Не будет особого открытия в том, что большей частью в этом заслуга заключенных, строивших фермы, коровники, свинарники, а также осваивавших колымскую целину.

Во времена правления Берзина основную рабочую силу Тауйского сельскохозяйственного комбината составляли заключенные с небольшими сроками за хозяйственные преступления.

Из статьи А. Козлова «Остров Колыма» Евгения Петрова:

«… Вот отсюда Евгений Петров вместе с заместителем начальника Тауйского сельскохозяйственного комбината Манушак Семеновной Отаровой на самолете летчика А. Гожева вылетел в поселок Балаганное – центр этого комбината. В Балаганном он впервые познакомился с основной рабочей силой Дальстроя – заключенными. Среди них было много женщин, которые в Балаганном, а также в соседнем Талоне занимались выращиванием различных сельскохозяйственных культур (открытый и закрытый грунт), работали на свиноферме, молочной ферме, на рыбообработке и т. д. В основном все они находились на «мягком» лагерном режиме, являлись расконвоированными».

В. Ю. Янковский «Долгое возвращение»:

«Маленький катер часов семь тащился на запад вдоль побережья Охотского моря, до поселка Балаганное. Оттуда на грузовой машине добрались в совхоз Талон и… оказались в центре женских лагерей! Вокруг Талона были разбросаны многочисленные сельскохозяйственные командировки Берлага».

Балаганное

Катер с зэками пристал к причалу в Балаганном, где Софии было суждено отбывать свое заключение. И здесь, можно сказать, судьба улыбнулась ей.

Женщина попала в небольшой женский лагерь (около 100 человек), где большая часть контингента была из Прибалтики: литовки, эстонки, латышки, также были полячки и поволжские немки. Все с большими сроками заключения за уголовные преступления.

Из воспоминаний Ивана Ивановича Павлова: «К тому времени воровской мир уже поделился на две большие партии – на «честных воров» и на «ссученных». К «фраерам», «быдлу» они относились одинаково: за людей не считали, смотрели как на мусор, на сорную траву, на рабочий скот».

Сказанное выше относилось к мужскому лагерю, хотя «законы» женского лагеря мало чем отличались. По всем канонам Гиршович со своей статьей должна была оказаться в самом низу лагерной иерархии со всеми вытекающими последствиями.

Но судьба улыбнулась Софии. Узнав с какой статьей и с каким сроком заключения она прибыла на колымскую землю, зэчки сперва не поверили женщине, и Софии пришлось рассказать о своей жизни и о том, как она здесь оказалась. Узнав о ее судьбе, другие заключенные отнеслись благосклонно и помогали ей во время пребывания в лагере.

Начальник лагеря оказался порядочным человеком и относился к Софии с уважением.

Позднее, рассказывая своим сыновьям о своем пребывании в лагере Севвостлага, София говорила, что после немецких лагерей она была измучена физически и морально, не знала о судьбе своих близких –детей и мужа – и если бы она попала в другое место, то вряд ли бы смогла дожить до освобождения. Она с теплом и благодарностью вспоминала тех, кто оказался с ней рядом в заключении. В том числе, и начальника лагеря, который помог ей с освобождением. Благодаря этим людям она выжила.

Трудный путь домой

Весной 1948 года наступил тот день, когда София получила справку об освобождении и оказалась по другую сторону колючего заграждения лагеря. Ее ждала длинная и небезопасная дорога до Литвы.

Думаю, стоит сделать отступление. Почему делается акцент на возвращении? Для этого есть несколько нюансов, о которых надо упомянуть.

С чем оказывался бывший заключенный за воротами колымского лагеря?

Из воспоминаний Павлова Ивана Ивановича: «… Но знал также, что для освобождающихся власти не предусматривали никаких бытовых удобств. Скажи спасибо, что тебя освобождают, а до парохода живи, где и как знаешь. Берлаговцам выдавали гроши, в дорогу полагался только бесплатный билет-литер, да сухой паек: хлеб, селедка, сахар…».

Хоть речь идет о берлаговцах, но касалось это и других категорий заключенных. Хорошо, если у тебя были знакомые, и было у кого остановиться и жить до путешествия на «материк».

Второй нюанс – «женский вопрос». Не будет секретом, что женщин на Колыме было в разы меньше, чем мужчин. И путешествие одинокой женщины легко могло быть прервано назойливым мужским вниманием.

Третий нюанс. Из статьи Цыбулькина П.И.:

«В конце сороковых в Дальстрое сложилась трудная ситуация с кадрами, поэтому по согласованию с центром было принято решение освободить 18000 заключенных досрочно, что и было сделано несудебными инстанциями. К чему это привело, говорится в спецсообщении. А именно, к такому серьезному обострению криминальной обстановки, что в соответствии с имеющейся резолюцией было принято решение материалы ни в краевой центр, ни в столицу не направлять…

… очень много в Магадане бандитов. Очень много случаев убийства. …По городу в ночное время один без оружия не пойдешь – убьют или разденут, и концов не найдешь».

Женщине предстояло прожить до отбытия на материк в тяжелой криминогенной обстановке, где можно легко потерять не только кошелек, но и жизнь.

Софии сперва нужно было просто добраться до Магадана, а это для бывшей заключенной представляло проблему – трассы не существовало, оставался путь по тайге, либо по морскому побережью пешком около 170 километров. Женщине предстояло преодолеть путь, который и иному мужчине мог оказаться не по силам.

Магадан. Морской торговый порт. 50-е годы.Магадан. Морской торговый порт. 1950-е годы. На склоне сопки видны строения посёлка Берёзовая роща.

В Балаганном женщине показали направление, куда идти, и она начала свое путешествие по побережью Охотского моря. В одном из селений рыбаки поделились с ней зимней одеждой, накормили и пустили переночевать, а самое главное – рассказали, куда идти дальше, показали путь. Вот так она и шла от одного места, где жили люди, до другого.

Софии повезло, кто или что хранило ее во время этой дороги, можно только предполагать, но через два с половиной месяца женщина добралась до железнодорожной станции (скорее всего, речь идет об одной из узкоколеек, которые существовали в то время в Магадане – О.В.), а через полгода вернулась на родину – в Литву.

Сыновья вспоминают, что мама с теплотой и благодарностью говорила о начальнике лагеря, который помог ей добраться до Магадана, о своих лагерных соседках, которые как могли собрали ее в дорогу.

Добрым словом вспоминала колымчан, кто приютил ее, дал кров и помогал ей до того момента, когда она вступила на палубу парохода..

На родине

После возвращения в Литву София не вернулась в Каунас по совету бывшего начальника лагеря, а обосновалась в небольшом городке, недалеко от Каунаса.

Здесь и воссоединилась семья: после освобождения из концлагеря Дахау Самуэль вернулся в Литву, и супруги нашли друг друга. Правда, о своих детях они больше никогда не слышали, судьба их осталась неизвестной…

Семья Гиршовичене. 1960 год.Семья Гиршовичене. 1960 год.

К их большому счастью, в 1950 году родился сын Моше (Моисей), названный в честь отца Софии. А в 1953 в семье родился еще один мальчик – Шендер, названный в честь отца Самуэля.

Земля Обетованная

В 1979 году София, Самуэль и Моше репатриировались из СССР в Государство Израиль. Сбылась их сокровенная мечта – они нашли свой дом на исторической для всех евреев земле. Шендер остался в Литве, где и проживает по сей день. София и Самуэль похоронены в городе Нацрат Илит, на севере Израиля, близ города Назарет, на Святой Земле, святой для всех людей. У Софии и Самуэля остались два сына (Моше и Шендер), пять внучек, десять правнуков.

Поскриптум

Судьба Софии записана со слов сына ее, Шендера, который всю жизнь пытается найти информацию о своей семье, отдавая тем самым долг памяти своим родителям. Если кто-то слышал и может рассказать о еврейке, которая мечтала попасть в Палестину, но оказалась в лагере в поселке Балаганное, – сыновья Софии будут признательны и благодарны за любую информацию. Спасибо за внимание.


Оригинал статьи: www.kolymastory.ru



Сетевое издание «Вечерний Магадан». Регистрационный номер ФС77-73952 присвоен Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Наталья Альбертовна Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное автономное учреждение города Магадана «Медиахолдинг «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Электронный адрес evenmag@citylink.ru 

Телефоны: главный редактор - 620478, приемная - 627412 

СДЕЛАЛ AIGER