Елена Кухтина

«Арктика» работает в интересах людей и региона



Интервью с врио директора НИЦ «Арктика» ДВО РАН Еленой Луговой



Какова «цена» адаптации человека на Севере, чем отличаются жители нашего региона от жителей других северных территорий и, самое главное, как помочь людям легче переносить неблагоприятные условия окружающей среды – эти и многие другие вопросы интересуют ученых Федерального государственного бюджетного учреждения науки Научно-исследовательский центр «Арктика» Дальневосточного отделения Российской академии наук.

Научно-исследовательский центр «Арктика» в этом году отметит свое 30-летие. Основным направлением его работы является изучение механизмов адаптации человека в экстремальных природно-климатических условиях Северо-Востока России.

С 2018 года учреждением руководит кандидат биологических наук, доцент Елена ЛУГОВАЯ. Накануне Дня российской науки нам удалось встретиться с Еленой Александровной и поговорить о том, что происходит с людьми, которые приезжают на Колыму из других регионов, почему Магадан можно отнести к арктической территории и как северянам сохранить свое здоровье.

Вопрос – ответ

– Расскажите подробнее, в чем заключаются основные направления работы вашего учреждения.

– Научно-исследовательский центр «Арктика» ДВО РАН (далее Центр) был создан в 1991 году для того, чтобы изучать физиологические механизмы адаптации человека на Севере. Дело в том, что наш регион достаточно молодой и большая часть населения Магадана и области состоит из потомков пришлых жителей. На данный момент это потомки уже третьего поколения.

Мониторинг состояния здоровья колымчан как индивидуального, так и на общепопуляционном уровне наше учреждение ведет уже 30 лет. Но у нас есть возможность работать с данными еще с 70-х годов. Сейчас мы уже можем сказать, какие морфофункциональные перестройки происходят в организме человека при длительном проживании в нашем регионе.

Также мы отмечаем те функциональные особенности, которые характерны именно для колымчан, в отличие от жителей других северных территорий России. Другими исследователями были изучены общие механизмы адаптации к холоду, к гипоксии, к изменяющемуся атмосферному давлению, к белым и темным ночам… Но нам было интересно посмотреть, чем же все-таки жители Севера и нашего Дальнего Востока (Азиатского Севера) отличаются от каких-то других групп населения в других регионах.



– Что касается адаптации человека на Севере… Что происходит с людьми, которые приезжают сюда из регионов с теплым климатом?

– Когда человек жил в каком-то одном месте, а потом переезжает в резко отличающиеся условия окружающей среды, он испытывает серьезный стресс. Это не значит, что человек в первый раз вышел из самолета в Магадане, и ему сразу стало плохо. По теории стресса Селье, человек 3-5 лет терпит серьезные перестройки в организме. Меняются реакции сосудистой системы, дыхательной, эндокринной. Если человек прибыл сюда здоровым, он может не испытывать это в ярко выраженной форме. Реакции могут быть от этого первичного физиологического стресса отдаленные. И у человека со временем это может привести к развитию хронических заболеваний или раннему возникновению возраст-зависимых заболеваний.

– Изучая механизмы адаптации, вы можете предложить какие-то способы поддержать свой организм?

– В нашем Центре мы можем оценить функциональные резервы организма человека. У нас есть для этого специальная приборная база, мы используем неинвазивные методы, так как мы физиологи, а не медики. В нашем коллективе есть несколько врачей, но мы оставили медицину медикам, а себе взяли именно неинвазивные методы исследования, чтобы любой человек мог к нам прийти и совершенно безболезненно и быстро пройти комплексное обследование. Мы не рекламируем этот подход. Тем более не проводим коммерческих исследований. Но мы много исследований проводим на различных контингентах добровольцев с целью получения фундаментальных знаний о здоровье человека на Севере. Конечно же, это все организовываем бесплатно и в интересах индивидуального здоровья каждого человека – мы рассказываем, что мы увидели, даем рекомендации. Наш подход комплексный и позволяет определить и оценить около 500 параметров функционального здоровья, эту информацию сводим в единое заключение о состоянии функциональных резервов.

Мы не ставим диагноз. Мы оцениваем, как именно работают системы организма, насколько слаженно. Есть ли напряжение в сердечно-сосудистом, бронхолегочном звене. То есть оцениваем риски возможных заболеваний, осложнений и нарушений здоровья.

– Вы сказали, что для исследований у вас есть специальная приборная база. Какие приборы в нее входят?

– У нас есть прибор, который изобрели в Сколково, – капилляроскоп, он снимает показатели с ногтевого ложа, и мы можем увидеть состояние капилляров в этой точке, позволяет оценить состояние всей микроциркуляции организма. Почему важно знать состояние своего сосудистого русла? Это наше кровоснабжение. Это наше «питание». Ведь от этого зависит, насколько хорошо доставляются питательные вещества во все органы и ткани, насколько хорошо они питаются кислородом.

Еще один прибор разработали наши ученые из лаборатории экологической нейрокибернетики. Территориально они находятся во Владивостоке, но относятся к нашему Научно-исследовательскому центру.

Они изобрели технологию оценки состояния здоровья организма не инвазивным способом. При помощи регистратора акустического спектра головного мозга. Это медленноволновая функция головного мозга, которая отличается от электроэнцефалограммы – общепринятой в медицинской практике, прежде всего показывающей деятельность самого головного мозга. А наша технология позволяет определить нарушение состояния здоровья всего организма.

Мы делаем съем и по принципу функционально-топической диагностики видим, где есть какое-либо нарушение. Самое важное, что мы можем увидеть – это начальную стадию развития болезней. Уже получен целый ряд патентов и издано много научной литературы – книги и методические рекомендации по диагностике таким способом заболеваний желудочно-кишечного тракта, зрительного анализатора (окулопатии, глаукомы, катаракты), эндометриоза... Сейчас мы проводим совместные проекты с Институтом рака во Владивостоке, Институтом дыхания в Благовещенске, Медицинским объединением ДВО РАН во Владивостоке, ДВФУ, Научным центром акушерства, здравоохранения и перинатологии им. акад. В.И. Кулакова в Москве для подтверждения диагностики «слепым» методом. Наша диагностика также позволяет предполагать развитие онкологического процесса на стадии, когда он еще не диагностируется никакими инструментами.

– Как это происходит?

– Каждая живая структура на макро – или микроуровне издает так называемые «звуки» или микровибрации, которые можно зарегистрировать определенным образом. На уровне белков можно уловить их дестабилизацию и различные нарушения. Когда происходит нарушение синтеза, формируется площадка децентрализации. Другими словами, организм, собираясь «наградить» человека опухолью, подготавливает сначала для нее площадку, в каком-то слабом месте. Наш прибор регистрирует площадку децентрализации и сообщает, что у человека в этом месте может возникнуть рак. Это может быть и доброкачественная опухоль или воспаление, даже какие-то последствия оперативных вмешательств можно увидеть. Это все записано в нашей ретикулярной формации головного мозга.

– Может ли подобная диагностика быть доступна обычным людям, в поликлиниках, медицинских центрах?

– Пользоваться этим прибором можно обучить медсестер и фельдшеров – они будут проводить съемы. Расшифровку может делать программа, а анализ и окончательное решение будет принимать врач. Прибор можно использовать как один из методов выявления каких-то проблем со здоровьем или для их подтверждения.

Но для всего этого нам необходимо пройти серьезный путь до получения разрешения для использования его в медицинских целях (лицензирование в Минздраве). Сейчас прибор тестирован на элекро – и радиационную безопасность, то есть может применим для физиологических исследований. Нужно еще провести дополнительные исследования и провести верификацию с молекулярно-генетическим анализом для усиления доказательной базы, найти партнеров, которые имеют соответствующую технологическую линию (конструкторское бюро) и потенциальных инвесторов и заказчиков. Всеми этими вопросами мы сейчас занимаемся.

– Какие еще актуальные вопросы изучают специалисты вашего Научно-исследовательского центра?

– Уже более 20 лет мы проводим анализ данных по содержанию химических элементов в организме человека. Составляем так называемый «элементный портрет» организма. Наш Центр проводил многолетние сателлитные исследования. Специалисты выезжали в Санкт-Петербург, в Карелию, в Петрозаводск, в Архангельск, на Чукотку, где собирали материал.

Мы увидели, что у жителей северных территорий России похожий элементный статус в плане развития хронических дефицитов. Как у взрослых, так и у детей. Избыток некоторых элементов может быть только на индивидуальном уровне. Например, когда люди неконтролируемо увлекаются приемом различных витаминно-минеральных комплексов. Популяционного избытка каких-то элементов у нас не обнаружено.

Конечно, и так понятно, что у нас здесь северный дефицит многих элементов. А какой дефицит? А какой элемент по отношению друг к другу в дефиците, в какой степени? Ведь есть разница в содержании макро и микроэлементов, и дисбаланс их разный на приморской территории и континентальной… Например, на приморской территории дефициты чаще всего легкой степени выраженности.

Поэтому мы провели в «Арктике» большую работу по оценке организма условно здорового жителя нашей территории. В результате этих исследований мы составили научно-практические рекомендации. Никто до нас на Северо-Востоке России и в частности в Магаданской области этого не делал.

– Какие рекомендации может дать ваш Научно-исследовательский центр?

– Рекомендации по питанию, по улучшению работы сердечно-сосудистой системы, по приему препаратов. На уровне биодобавок. Таблетки и лекарства мы не назначаем. Человеку может быть совершенно не нужно есть какие-то поливитамины с микроэлементами. Если у него все в порядке, то перенасыщая организм, происходит дисбаланс. И если мы «переедим» того же самого цинка, то у нас может повыситься риск развития различных онкологических заболеваний. Потому что это очень активный стимулятор роста клеток и клеточных структур и активатор многих процессов. Мы же делаем анализ состояния биоэлементного статуса организма и уже индивидуально рекомендуем то, что необходимо.

Также мы составили карты элементного дисбаланса и для наглядности наложили их на географические карты территорий европейского и азиатского Севера. В результате многолетней работы рассчитаны региональные показатели (так называемые северные нормативы») – те диапазоны содержания макро – и микроэлементов, в рамках которых обычно функционирует организм как детский, так и взрослый. Их опубликовали в качестве научно-практических рекомендаций, раздали специалистам и озвучиваем это в СМИ.

Недавно у нас родилась идея сделать на этой основе свою северную биодобавку. Которая могла бы быть полезна каждой категории жителей нашего региона. Ведь в детском возрасте одна потребность в микроэлементах, во взрослом – другая, у спортсменов – третья, у беременных – четвертая, у пожилых – пятая…

Для начала мы взяли старшую возрастную группу. Так как это основная группа риска по развитию заболеваний, по снижению уровня здоровья.

– На каком этапе сейчас находится ваша разработка?

– Мы заканчиваем патентование этой биодобавки – микроэлементного комплекса для жителей Севера старшего возраста. Ее мы придумали совместно с кафедрой фармакологии Петрозаводского медицинского института. Она безопасна и гарантировано будет полезна любому человеку старшего возраста, живущему в нашем регионе.

– Когда можно будет купить эту биодобавку в аптеке?

– Задача научной организации состоит не в прямой коммерциализации изобретения, а скорее в определении потенциальной ее востребованности на рынке. Мы – фундаментальная наука. Мы это изучили и придумали, невозможно наладить целое фармацевтическое производство на уровне научной организации. Здесь уже нужна интеграция науки и бизнеса.

Чтобы сделать этот препарат доступный для населения, чтобы он появился в аптеках после патентования необходимо найти партнера, которому мы могли бы передать права на производство и продажу в аптечные сети. Нам за это ничего не надо. «Арктика» работает в интересах людей и региона. Мы будем очень рады, если это найдет применение в практике и принесет пользу людям.

Поэтому, когда эта биодобавка появится в аптеке, я не знаю. Как только получим патент, мы готовы передать заинтересованным лицам права на него, разрешить пустить биодобавку в производство. Берите-производите-привозите, получайте прибыль.

– Какие еще значимые для жителей региона исследования вы проводите?

– Мы оценили степень дискомфортности проживания населения по большому количеству параметров функционального здоровья. На их основе вычислили определенные индексы. Их мы назвали «коэффициентами дискомфортности» или «цена адаптации» для человека на Севере в плане функциональных нарушений.

Посмотрели данные Магадана (территория Крайнего Севера), Сусумана (субарктическая зона), Анадыря (арктическая зона) и взяли для сравнения центральные районы страны, проанализировали те же параметры, что и у нас.

То есть мы сравниваем несколько территорий между собой одним и тем же методом. И можем сказать, насколько они отличаются. Индекс в ЦРС составляет – 0,46. А вот индекс Магадана и Анадыря сопоставим – около 3-х. Но по сравнению с ЦРС, оба города дискомфортные. А коэффициент дискомфортности в городе Сусумане вообще составляет 3,4 усл. ед., что характеризует эту территорию как экстремальную.

Традиционно районирование северных и арктических территорий в Российской Федерации проходило по географическому принципу, вся территория, которая находится выше 66° северной широты относится к Арктической зоне. Поэтому внутри Магаданской области Сусуман, находящийся на широте 62° – субарктика, а Магадан (59° с.ш.) – Крайний Север. Но по индексу дискомфортности у нас с Анадырем одинаковые показатели. И вот с этим актуальным, как мы считаем, для нашего населения вопросом, мы выступили на арктическом форуме «Арктика: настоящее и будущее» в 2019 году.

– Можно подробнее о том, что было озвучено вами на этом форуме?

– Мы присутствовали в составе делегации с заместителем губернатора Магаданской области Татьяной Александровной Савченко, коллегами из СВКНИИ и ИБПС, где мы выступили на пленарном заседании и на разных секциях по направлениям наук. Я представила доклад о дискомфортности проживания населения. О том, что сравнив регионы по медико-биологическим показателям, считаем, что территорию Магаданской области можно отнести к Арктической зоне.

Например, та же Аляска географически находится на таком же уровне как и г. Магадан, и при этом Аляска входит в арктическую мировую зону – зону выраженной дискомфортности, а Магадан – нет.

По классификации Прохорова, территории проживания делятся на комфортные, гипокомфортные, дискомфортные и экстремальные. Сусуман – однозначно экстремальная зона. Магадан и Анадырь – дискомфортная.

Это был прорывной момент в наших исследованиях. Нас услышали, нас поддержали коллеги на форуме, Заместитель Председателя Правительства – полномочный представитель Президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев, Российская академия наук.

Но 2020-й год оказался сложным для многих процессов. В том числе и для прохождения этого вопроса. Потому что такие вопросы обсуждаются с научным сообществом, с различными ведомствами. Его нельзя решить, выступив где-либо один раз. Это нужно обсуждать, нужно думать: как, зачем, почему и что с этим делать. Чтобы обратить на это внимание на самом высоком уровне и чтобы это привело к каким-то решениям.

– Какие преференции, бонусы дало бы это нашему региону?

– Для нашей территории и жителей нашего региона это был бы огромный плюс, если бы мы вступили в арктическую зону. В первую очередь, из-за снижения налоговой нагрузки, таможенных пошлин. В наш регион были бы льготные поставки оборудования, продуктов питания…

После снижения налогов и транспортных расходов здесь может установиться более комфортная ценовая политика для населения, предпринимателей.

Еще один плюс – это привело бы к увеличению зарплат, так как в арктической зоне зарплатный коэффициент – 3. Можно представить, насколько лучше бы стала жизнь не только жителей, но и тех, кто захотел бы приехать в наш регион.

Поэтому сейчас нам нужно больше об этом говорить и убеждать, что это действительно очень важно и для региона, и для страны. Тем более, что мы – крайние рубежи России. Мы должны наши рубежи заселять, заполнять и укреплять. Сделать регион более привлекательным можно как раз вступлением в арктическую зону и, получив все преференции, которые после этого последуют.

– В начале интервью вы сказали, что жители нашего региона отличаются от других северян. В чем это заключается?

– Я уже отмечала микроциркуляцию. Сосуды у нас длинные и тонкие, соответственно, происходит изменение в транспорте веществ, не в лучшую сторону, но как адаптивная реакция.

У наших людей наблюдается увеличение габаритных размеров тела за счет увеличения длины тела, происходит астенизация морфотипа на фоне непрекращающейся акселерации. То есть у жителей нашего региона идет увеличение длины тела, но не в сторону увеличения массы. Люди современные, в отличие от людей 70-80-х годов более высокие.

Также происходит изменение метаболизма и углеводного обмена. Мы выявили повышение уровня глюкозы в крови у многих наших жителей, что может привести к раннему формированию преддиабетического состояния. Установлено, что у населения Магаданской области преимущественно углеводный тип питания, хотя должен быть белково-жировой, или даже жировой, липидный с преобладанием в пище сложных жиров. Соответственно, не бойтесь есть сало, мясо, рыбу, бойтесь есть булки…

Нашими учеными зарегистрировано изменение вентиляционных характеристик и проходимости бронхов. Можно сказать, что в РФ на первом месте бронхолегочные заболевания. У нас не выше, чем в среднем по России, но в структуре нашей северной заболеваемости они занимают чуть ли не 50%.

У наших жителей происходит изменение энерго-газообмена. Интенсификация обмена веществ до 132 %. В принципе, если вести здоровый образ жизни и применять постоянную умеренную физическую активность в жизни, то люди не будут толстыми. У них нет предпосылок для набора массы тела. В этом смысле у нас есть северный бонус, только нужно приложить немного усилий.

– Как сохранить здоровье тем, кто живет на Севере?

– Лучшее лечение – преддиагностика. Нужно проводить постоянный мониторинг состояния здоровья людей. Комплексно, массово, не обязательно это должны быть целевые группы – медики, педагоги, спортсмены или студенты… А всем.

Можно использовать наши методы. Мы могли бы у себя открыть кабинет здоровья и принимать здесь людей, детей. Лучше, конечно, когда это организовано происходит. Пока к нам приходят только добровольцы. Чтобы это было массово, должны быть региональные программы, прежде всего. Мы же со своей стороны не откажем никому.

Справка «ВМ»

Елена Александровна Луговая родилась в городе Магадане, кандидат биологических наук (2002 г.), доцент (2011 г.), с 1999 года работает в Научно-исследовательском центре «Арктика» ДВО РАН. С 2018 года и по настоящее время исполняет обязанности руководителя. Стаж научной работы – 21 год. Стаж административной работы – 12 лет. Стаж преподавательской работы – 17 лет.

 Елена Александровна – автор более 200 научных работ, 1 монография, 2 коллективных монографии, 2 учебных пособия, 2 научно-практических рекомендаций. В своей научной деятельности является специалистом по изучению экологически обусловленных физиологических особенностей и адаптации организма человека в экстремальных условиях, а также в области биоэлементологии, геронтологии. Елена Луговая является членом Физиологического общества РАН им. И. П. Павлова, Геронтологического общества РАН, членом Российского общества микроэлементологов (РОСМЭМ), Общества антивозрастной медицины.




Сетевое издание «Вечерний Магадан». Регистрационный номер ФС77-73952 присвоен Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Наталья Альбертовна Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное автономное учреждение города Магадана «Медиахолдинг «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Электронный адрес evenmag@citylink.ru 

Телефоны: главный редактор - 620478, приемная - 627412 

СДЕЛАЛ AIGER