Наталья Мифтахутдинова

В лесу в межсезонье нельзя находиться с оружием, тогда как выжить?




Фото: Артур Федоров

Медведи на Колыме – явление нормальное, и этим никого уже не удивить. Казалось бы, живут себе в лесу и лишь изредка глупыши забредают в город потрапезничать на свалках и помойках, которых несчитанное количество в окрестностях города.

Но не все так безобидно, как кажется на первый взгляд, зачастую и сами магаданцы забредают в их лесные угодья, да прогуливаются по их территории, приводя с собой гостей. И вот тогда возникает проблема.

Ты зачем в лес пошел?

Опасность стать завтраком для медведя в лесу подстерегает не только грибников и ягодников, но и другие группы населения. К примеру, туристов, и тут можно говорить как об однодневных походах и прогулках на недалекие расстояния вблизи города, так и о серьезных туристских экспедициях в самую глубь Колымы. Но помимо романтиков и экстримальщиков, опасностям регулярно подвергаются геологи, гео­физики, работники артелей, золоторудных предприятий, «раскиданных» по всей территории области, дорожные рабочие, которые в рамках очередного нацпроекта ремонтируют Колымскую трассу, рыбопромышленники, простые любители рыбной ловли, пастухи крестьянско-фермерских хозяйств, которые пасут своих копытных за пределами селений, выводя в поля.

100%-й способ – не ходить в лес

Надо понимать, что в Магаданской области можно столкнуться с медведем практически везде, но не надо демонизировать этого зверя. Совсем необязательно, что каждый встречный и даже каждый сотый встречный медведь на вас нападет.

Но все же следует помнить, что медведь может на вас напасть! Как только вы встретились с медведем – помните, вы встретились с грозной непредсказуемой силой, с которой вы не справитесь физическими усилиями.

Возникает вопрос, как от него защититься? Некоторые специалисты предлагают свои методы защиты от медведя – фальшфейеры, баллончики, свистки, пошуметь, покричать и т. д. – здесь от себя хотелось бы продолжить, что можно вступить с медведем в полемику, постараться его убедить вас не есть, можно обратиться к заклинателям леса и другим малоэффективным способом – гарант остаться в живых тот же.

100%-й способ – это не ходить в лес и сидеть дома. Другие же современные способы (свистки, крики, дезодоранты, огонь, танцы с бубнами и подобное) с эффективностью защиты 50/50 – тебе может повезти, он испугается и убежит. Но тебе ровно настолько же может не повезти. Что на тот момент в голове у медведя, известно лишь ему одному.

Фото: Артур Федоров

Ружье оставь дома

Охотники убеждены, что лучшая защита от не предсказуемого зверя – это оружие. Но ни для кого не секрет, что находиться с оружием в лесу в межсезонье – запрещено. Даже если вы его берете с собой не в целях добычи (браконьерства), а для собственной безопасности. И это даже не мои капризы, и не пожелания самих медведей, об этом говорит (прописано) федеральный закон.

Нахождение в охотничьих угодьях человека с оружием, как ни странно, приравнивается к охоте, согласно федеральному закону. Если же рассматривать сами охотугодья, то к ним относиться вся территория страны.

В одном из интервью охотовед, кандидат биологических наук, писатель Михаил Кречмар пояснял: «Вся территория страны – это охотугодья (без городов, сел, дорог и промышленных полигонов). Любой человек, появляющийся на территории охотугодий с оружием, считается человеком, производящим охоту. Если у него есть путевка, подтверждающая право нахождения с оружием в целях охоты в угодьях – он охотник. Если такой путевки у него нет – он браконьер.

При этом законодательством не предусмотрено иное документальное решение вопроса. Вот просто в законодательстве его нет. Здесь, как и во многих подобных случаях, один из источников проблемы – это прямая привязка права на владение оружием к праву на охоту. А у нас право на оружие для само­обороны выглядит так – человек, имеющий разрешение только на оружие для самообороны, имеет право находиться с ним только в своем личном владении (право же о применении его в этом личном владении – совершенно другое дело. Проще – не может он и в личном владении его применять). В лес же с ним – ни-ни».

Получается, что если вы имеете охотничий нарезной карабин или гладкоствольное охотничье оружие, то передвигаться по лесу вы можете только в установленное время и с путевкой на добычу определенного зверя.

На днях, с одним из местных чиновников у меня завязался спор, я его спросила, можно ли как-то решить этот вопрос, приняв постановление или другой важный документ на местном уровне, ведь люди боятся за свою жизнь в лесу. Я не прошу разрешить всем ходить с карабинами в любое время года и шмалять бездумно по животным, речь идет о другом.

Например, стоит разрешить находиться в лесу с оружием определенным группам лиц, к примеру сопровождающим группы туристов. Ведь не секрет, что в Магадане есть много официальных фирм, кто занимается местным туризмом, а именно привозят туристов включая иностранцев, чтобы познакомить с нашим регионом. Но им, как и любому человеку, согласно федеральному закону, нельзя в межсезонье брать с собой ружье в лес. Поэтому, раз нельзя, то они вынуждены защищать свою группу от медведей газовыми баллончиками, фальш­фейерами и палками.

На что чиновник мне пояснил, что если у человека есть разрешение на оружие, то ему ничто не мешает носить его с собой в лес, но только в разобранном состоянии, и в случае нападения человек всегда может им воспользоваться в целях защиты.

К слову, его убеждения полностью противоречат федеральному закону, но радует, что он пообещал взять этот вопрос на заметку. Но по идее, с такой инициативой (о поправках) давно должны были выступить наши депутаты областной думы, так сказать, отстоять в этом вопросе наш регион, но по сей день этого сделано не было. Видимо, не до того им.

Раз медведь, два медведь…

Если говорить в общем о медведях, то интересует вопрос, сколько их живет у нас на Колыме? Кто и как их считает?

«Существует масса методик подсчета, но на деле все происходит совершенно не так: владелец хозяйства или охотовед смотрит на платежеспособный спрос, и он уже знает, что на его территории или хозяйства есть пять клиентов, желающих отстрелить пять (к примеру) медведей. Он также знает, что для того, чтобы получить пять лицензий, это идет 5% от общей популяции. И тогда он на глазок прикидывает, какая у него должна быть популяция. Примерно так все и происходит.

Поэтому в нашей стране эти учеты являются полной профанацией, я с этим пытался бороться, но бороться с этим практически невозможно, это все старая охотоведческая школа, ленинский завет учета и контроля. Но во всем мире этим не маются вообще. Потому что владелец хозяйства или тот, кто держит территорию, не будет себе «ронять топор на ногу» и завышать численность.

У нас есть два мира – мир официальных документов и реальный мир, и они не пересекаются. Насчет медведей в Магаданской области, по статистике их из года в год в отчетах пишут около 6 000 особей. По факту их в три раза больше», – говорит охотовед, кандидат биологических наук, писатель Михаил Кречмар.

Логика в этом тоже есть, для того чтобы написать в отчетах реальную цифру, надо людей заставить работать, ведь просто так ты цифру не поменяешь, для этого нужны обоснования, для этого нужно подняться со своего кресла и приступить к реальным трудам, за которые в том числе ежемесячно приходит зарплата на карточку. Но пока этого чуда так и не случилось, наши чиновники продолжают переписывать старые цифры, меняя лишь даты.

Фото: Артур Федоров

Люди говорят

С одной стороны, понятно, что, когда медведь в тайге – ты сам к нему пришел и будь добр, уважай хозяина тайги. Но в свою очередь хочется, чтобы и хозяин относился корректно к своим гостям.

Соучредителю и директору туристической компании «Каюр Трэвел» Артуру Федорову проблема защиты от медведей в лесу знакома не понаслышке: «Наша туристическая компания зарегистрирована пять с половиной лет назад. За год только через нашу компанию в регион приезжают около 500 человек, в том числе и иностранцы. И конечно же многие из них стремятся посетить наиболее безлюдные места, нетронутые цивилизацией и деятельностью человека, побыть наедине с природой, насладиться чистотой рек и озер, запахами леса и красотами разнообразных ландшафтов. При этом вопрос о защите своих групп от возможной агрессии со стороны медведей мы поднимали и на координационном совете при губернаторе МО и обращались в Охотуправление за предоставлением разрешений на ношение оружия при сопровождении групп. Но ссылаясь на законодательные запреты, нам в этом было отказано. Как альтернативный вариант, обсуждалась возможность сопровождения туров компании вооруженным инспектором Охотуправления.

На сегодняшний день, если говорить о том, какие методы защиты групп от медведей мы используюем в своих путешествиях – это, безусловно, в первую очередь инструктаж о мерах безопасности, во-вторых, ношение и обучение применения средств индивидуальной защиты и предупреждения, таких как свистки, фальшфейеры, звуковые оповещатели (горнов), шумовые и дымовые пиротехнические изделия».

Также некоторые магаданцы убеждены, что, направляясь в лес по грибы и ягоды, – лучше они попадут под статью, нежели лишатся жизни.

Так, охотник Алексей Барадин говорил: «Отправляясь с семьей или друзьями в лес, мое ружье всегда с собой, в машине, а по-другому и никак. Я не беру карабин, да, это браконьерское оружие. Я беру ружье, оно стреляет на 50 метров. С карабина можно на 300-400 метров – медведь на таком расстоянии тебе опасность не несет – это ты уже браконьеришь, стреляя в него, получается так.

Оружие я беру исключительно в целях защиты, а не в целях браконьерства, но если меня поймают в лесу в межсезонье, то оштрафуют и изымут оружие сроком на год. Но мне плевать, выплачу я ваши штрафы, зато я буду уверен в своей безопасности и безопасности своей семьи, и, я думаю, меня многие поддержат».

Возвращаясь к закону о запрете ношения и использования оружия в межсезонье, он действует не только у нас, но и по всей стране. И в поправках на уровне отдельных регионов он все-таки нуждается хотя бы с ориентиром на регионы Дальнего Востока, в частности для Магаданской области, Камчатки и Сахалина, ведь большее скопление животных (медведей) именно там, на побережьях (кормовая база).




Сетевое издание «Вечерний Магадан». Регистрационный номер ФС77-73952 присвоен Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Наталья Альбертовна Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное автономное учреждение города Магадана «Медиахолдинг «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Электронный адрес evenmag@citylink.ru 

Телефоны: главный редактор - 620478, приемная - 627412 

СДЕЛАЛ AIGER