Наталья Мифтахутдинова

Токсичная история продолжается



Ситуация со складами, наполненными химикатами, не решается годами



Экологическая обстановка в окрестностях поселка Карамкен Хасынского округа до сих пор остается под вопросом. По-прежнему тревогу вызывают старые склады, которые находятся недалеко от руин Карамкенского горно-металлургического комбината и рядом с накопителями отходов обанкротившегося Колымского аффинажного завода, примерно в тридцати километрах выше поселка Палатка по течению реки Хасын. В них в свободном доступе годами хранятся химические реагенты, которые скорей всего раньше принадлежали Карамкенскому ГОКу. Склады сильнодействующих ядовитых веществ, сокращенно – СДЯВ, когда-то бывшие частью Карамкенского ГМК, после его закрытия в 1998 году были заброшены, а их содержимое осталось без охраны лежать в разрушающихся, лишенных дверей и окон, зданиях.

Опасная находка

Напомним, о состоянии этих складов и их содержимом весной 2018 году редакции «ВМ» сообщили магаданские туристы. Два ряда бетонных строений, похожих на гаражные боксы, привлекли внимание любопытных.

Доступ оказался к ним свободным, дверей не было, оконные проемы без стекол и каких-либо заграждений, крыша практически отсутствовала.

Внутри одного из полуразрушенных складов штабелями и навалом лежали мешки и деревянные бочки, большая часть которых была уже к тому моменту повреждена. Интересно, что на бочках были наклейки с пометкой «яд» и изображением черепа и скрещенных костей и маркировкой «Свинец уксуснокислый, Pb СН СОО…3Н2О, ГОСТ 1027-67» (фото в архиве редакции). Рассыпанный по полу склада белый порошок местами вспенился, чувствовался едкий химический запах. Сама территория была не огорожена и никем не охранялась.

Под воздействием дождей и таяния снега ядовитые вещества размывались и стекали на почву, а затем в ближайший ручей – приток многострадальной реки Хасын, впадающей в нерестовую реку Армань. Ну а там, понятно, рыба, люди и их здоровье.

Поиск по общедоступным источникам выдал информацию о том, что уксуснокислый свинец ядовит и может вызывать острые и хронические отравления с поражением жизненно важных органов и систем, водные растения хорошо аккумулируют свинец, у рыб органами-мишенями свинца являются жабры и желудочно-кишечный тракт. хроническое отравление свинцом и накопление его в организме человека, даже при низких уровнях содержания, приводит к снижению коэффициента интеллекта, ослаблению внимания, потере работоспособности, гиперактивности, расстройству поведения, отставанию в развитии и т.д.

А ведь еще в далеком 2015 году Министерство природных ресурсов РФ запрашивало от регионов сведения о наличии экологически опасных объектов для включения их в программу ликвидации объектов накопленного экологического ущерба. Тогда общественной организацией «Магаданский центр окружающей среды» в адрес администрации Магаданской области было направлено письмо с рекомендацией предложить для включения в федеральную программу аварийное карамкенское хвостохранилище и склады СДЯВ. Но руководство области ответило, что такое предложение нецелесообразно.

Сама же руководитель общественной организации «Магаданский центр окружающей среды» Ольга МОСКВИНА нам тогда поясняла, что о заброшенном складе с химикатами государственным природоохранным организациям Магаданской области известно давно.

«Мы писали о необходимости ликвидировать эту токсичную свалку в 2010 году, когда начинались работы по ликвидации последствий аварии на хвостохранилище Карамкенского ГОКа, и позже. Примерно в 2013 году количество химикатов на заброшенных складах несколько уменьшилось, но кто, с какой целью и куда их вывез, в хасынской администрации ответить не смогли. С тех пор ситуация не меняется, хотя в 2018 году нами в адрес областной прокуратуры было направлено письмо с просьбой выяснить, кто несет ответственность за уборку токсичной свалки, и принять меры прокурорского реагирования. Обращение было принято и перенаправлено в районную прокуратуру, но ответа до сих пор нет. С нами представители прокуратуры по этому вопросу также на связь не выходили…», рассказывала Ольга Москвина.

Ничего не поменялось

Характерно, что после нашей публикации (15 августа 2018 год) об этих химических складах и том безобразии, которое там находится, мы тоже не получили никаких официальных пояснений и ответных решений. Хотя стоит сказать, мы надеялись, что соответствующие органы на нее хоть как-то отреагируют (ведь это даже не свалки в лесу и не помойки на пляжах, здесь уже уровень посерьезней будет, можно отнести к проблеме федерального масштаба), но, к сожалению, этого не произошло. мы не получили ответа ни от прокуратуры, ни от региональных властей и Хасынской администрации.

Но мы не в обиде, нам можно и не писать, вы главное сделайте, уберите, обезопасьте нас, жителей региона и его экологию, но этого так и не случилось – склады с брошенными химикатами как были, так никуда и не исчезли.

При повторном их посещении теми же туристами в 2019 году, химикаты оставались на местах и в том же состоянии, и никто ничего не убирал.

Спустя два года после выхода на страницах «Вечернего Магадана» первого материала по этой теме, при повторном посещении складов, мы сделали еще один материал (28 февраля 2020 год) о том, что после первой публикации ничего не поменялось и нет никому дела до отравляющих природу и нашу жизнь складов. Они по-прежнему находятся в том же месте, «взорванные» бочки и мешки с ядовитым порошком лежат там же, следов работ по их ликвидации не видно.

Если разбросанное по заброшенным складам содержимое разрушенных бочек и мешков соответствует маркировке, то такое безобразие нужно безотлагательно убирать, территорию и водные источники обследовать и очищать, ядовитые вещества обезвреживать под контролем надзорных органов. Правительство области и администрация Хасынского округа, природоохранные органы и прокуратура обязаны принять срочные меры для полной ликвидации этой токсичной свалки.

Достучались? Нет, рано радоваться

Наконец, после повторной публикации пошли различные телодвижения от соответствующих органов. Мы были услышаны и, казалось бы, вот она победа. Но реакция на публикацию была неоднозначной. Во-первых, пошли многочисленные звонки и расспросы от контролирующих органов мол, где конкретно оно находится, кто нашел их и т. д. Позже в редакцию были переданы документы, содержащие результаты обследования складов и анализов проб содержащихся в них веществ. Заключение гласило, что в результате проведенного анализа ничего страшного там не найдено – только соли, сода и другие не опасные вещества.

То же самое говорилось в неформальных беседах и от пресс-секретарей контролирующих органов, лично меня, по-дружески, так сказать, пытались всячески убедить, что все в порядке и нечего волноваться. Забавно тогда было, противно и забавно…

Практически одновременно с результатами экспертизы и отчетом по проделанной работе областная прокуратура опубликовала релиз у себя на сайте (17 декабря 2020 год):

«Прокуратура Хасынского района провела проверку сведений, размещенных в средствах массовой информации, о наличии в непосредственной близости от п. Карамкен Хасынского городского округа склада бесхозных химических реагентов.

Установлено, что КУМИ Хасынского ГО не законсервирован объект, на котором осуществляется хранение химических реагентов, с неустановленными характеристиками и классом опасности.

Кроме того, не созданы безопасные условия хранения данных химических реагентов: помещение, в котором они хранятся, не защищено от попадания воды в результате ливневых осадков и снега.

В этой связи прокурор района главе администрации Хасынского городского округа внес представление, которое удовлетворено. Согласно отчету ООО «ВНИИ 1», привлеченного администрацией Хасынского городского округа для выполнения работ по инвентаризации и разработке мероприятий по утилизации химических реагентов, на территории бесхозного склада имеются следующие химические реагенты: натрия тиосульфат кристаллический, натрия фосфат, натрий углекислый.

Кроме того, в помещении склада находятся остатки деревянной и картонной тары, не содержащие реагентов и железные 200-литровые бочки, содержащие кальцинированную соду.

По результатам принятых мер прокурорского реагирования проведена консервация склада химических реагентов».

Куда яды дели?

После выхода сухого релиза возникло еще больше вопросов. К примеру, почему не пригласили на взятие проб эколога, который выступал в наших материалах как основной спикер, и представителей общественности Хасынского городского округа? Как именно проведена консервация склада, ведь он находится в полуразрушенном состоянии? О каком способе утилизации идет речь? Куда девать-то планируют? А самое главное – куда делись бочки с ядом, которые были найдены там и отфотографированы еще в 2018 году – на них четко виднелись наклейки с пометкой «яд», изображением черепа и скрещенных костей и маркировкой «свинец уксуснокислый, Pb СН СОО…3Н2О, ГОСТ 1027-67». Кто их вывез, куда и как утилизировал? В землю закопали? По ветру развеяли? То, что они там были подтверждают фотографии и люди, их обнаружившие. Но в релизе ни слова о них не сказано, как будто и не было их.

А то получается, судя из релиза, что нашли якобы только соду и соль в разных ее обличиях, а ядов-то и не было…Забавно.

Как сумели, так и спрятали

Год спустя после громких отчетов наших контролирующих ведомств мы снова решили посетить опасный объект. В пятницу на прошлой неделе, с экологом Ольгой Москвиной мы поехали на те самые токсичные склады СДЯВ на Карамкене.

«По результату поездки можно сказать, что входы в тот склад, где хранилась основная масса химических веществ, на сегодняшний день заложены кирпичами и туда прекращен доступ посторонних лиц. Но сквозь щели в кирпичной кладке видно, что химические вещества находятся там до сих пор. Вход людям в этот склад закрыт, но по-прежнему в нем нет крыши и окон – следовательно зимой туда наметает снег, летом льет дождь и вода размывая химикаты, выносит их в почву…

То есть, безопасные условия для хранения химических реагентов так и не были созданы: помещение, в котором они хранятся, не защищено от попадания воды в результате ливневых осадков и снега.

Таким образом, вопрос о ликвидации свалки химикатов остается нерешенным – эти вещества должны быть утилизированны или использованы по назначению, а для этого должно быть определена, ответственная за их судьбу, специализированная организация.

Важно, что при сегодняшнем осмотре, в соседнем, по-прежнему открытом, полуразрушенном складе, были обнаружены незамеченные раньше мешки с маркировкой «Параформальдегид» и надпись на открытой бочке с химикатами «Рудник Светлый» (ООО «Рудник Светлый» образовано в 1994 г., ликвидировано в 2004 г. Дочернее предприятие ОАО «Сусуманзолото»). Доступ к ним открыт, они лежат навалом в смеси с другими химикатами и, похоже, между ними происходит какая-то реак­ция, в результате которой образуется полужидкая желеобразная субстанция, разползающаяся по полу склада.

То есть, к решению проблемы неизвестный нам исполнитель, действовавший, по-видимому, по поручению хасынской администрации, подошел формально – входы в склад с большим количеством химикатов заложили кирпичом, добытым из разрушенных стен того же здания (с глаз долой – из сердца вон), в соседний склад и заглядывать не стал, видно не было поручения.

«Похоже, ни прокуратуру, ни хасынскую администрацию наличие на территории района токсичной свалки нисколько не беспокоит, раз контроль за выполнением работ по ее ликвидации никто не осуществляет», – комментирует Ольга Москвина.

Здания складов на сегодняшний день кем-то разбираются, а значит скоро очередь дойдет и до тех, где хранятся химические вещества.

Кто разбирает эти здания? Кто несет ответственность за их содержимое и безопасность работ? Куда химикаты будут перевезены? Непонятно. 

И самый главный вопрос: принимал ли кто-либо работы по результатам консервации складов, о которой отчиталась прокуратура? нет ну серьезно, кто-нибудь из людей в погонах выезжал на место после того, когда склад замуровали кирпичами с щелями в кладке. Если выезжал, то незаложенные оконные проемы и отсутствие крыши в складе никого не смутили? То, что химикаты так и остались в этом бункере – это тоже нормально, при том, что сам бункер не герметичен и разрушается на глазах?

Очень опасно!

Чтобы понять, что за вещество Параформальдегид, мешки с которым были нами сейчас обнаружены, достаточно обратится к сайтам направления химии и экологии в интернете: параформальдегид (или параформ) – порошкообразное вещество, состоящее из кристаллов белесого оттенка с возможным проявлением молочно-желтоватых тонов, имеет характерный едкий запах, отличающийся резкостью и раздражающим воздействием. Он отлично растворяется в воде. В период применения вещества следует учитывать, что пыль и мельчайшие частицы параформальдегида, смешиваясь с кислородом, способны образовывать смеси, отличающиеся явно выраженной взрывоопасностью.

Параформальдегид принадлежит к группе быстродействующих клеточных ядов (канцерогенов) и относится к веществам 2 класса опасности, он способен оказывать крайне негативное влияние на человеческий организм. Под воздействием формальдегида или его полимеров стабильно раздражаются кожные покровы человека, слизистые оболочки, дыхательные пути. Воздействие вредных веществ на человека может сопровождаться отравлениями и травмами. Может вызывать раковые заболевания, генетические дефекты, при попадании в глаза вызывает необратимые последствия и т.д.

Вещества относящиеся к 2 классу опасности – высокоопасные отходы, они сильно нарушают экосистему, разлагаются более 30 лет. После удаления опасного источника природа долго восстанавливается.

Вопросы остались

Редакция «ВМ» ожидает, что ответственные лица и организации, отбросив ложную скромность, открыто, на страницах газеты все же ответят на конкретные вопросы. Кто отвечает за ликвидацию свалки химических веществ, находящихся на территории Хасынского городского округа? Почему этим ответственным лицом или организацией до сих пор не предприняты меры для окончательной ликвидации свалки химреагентов? Куда и кем были вывезены бочки с ядовитым уксуснокислым свинцом, обнаруженным в 2018 году, и как он был утилизирован или обезврежен? Когда, кем и как будет вывезен и обезврежен токсичный параформальдегид? Кто несет ответственность за контроль за добросовестным и безопасным выполнением этих работ и публичный отчет об их выполнении?

 

Источник: SM.NEWS



Сетевое издание «Вечерний Магадан». Регистрационный номер ФС77-73952 присвоен Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Наталья Альбертовна Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное автономное учреждение города Магадана «Медиахолдинг «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Электронный адрес evenmag@citylink.ru 

Телефоны: главный редактор - 620478, приемная - 627412 

СДЕЛАЛ AIGER