Виктория Драчкова

Последний рубеж диагностики



Интервью с заведующим отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения



В Магаданской областной больнице с 2010 года работает областной сосудистый центр. В его состав входят отделение рентгенохирургических методов диагностики и лечения, отделение неотложной кардиологии и неврологическое отделение для больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения. Здесь делают все, что должен делать современный сосудистый центр: имплантируют кардиостимуляторы, стенты в сосуды сердца, почек, шеи, и процент этих операций один из самых высоких в стране. О работе отделения рентгенохирургических методов диагностики и лечения «ВМ» рассказал его заведующий Алексей Семенюк.

– Какую работу выполняет ваше отделение?

– Можно смело сказать, что это основное лечебное отделение, потому что мы оперируем всех пациентов с заболеваниями сосудов. Из названия «рентгенохирургическое» становится понятно, что мы оперируем под рентгеном. Это происходит через небольшие проколы сосудов изнутри. То есть мы не делаем большие открытые операции, и пациент быстрее восстанавливается. Мы оперируем на сосудах всех бассейнов; в основном это кардиологические пациенты с инфарктами, ишемической болезнью сердца, нарушениями ритма, а также пациенты с поражением сонных артерий, артерий нижних конечностей. То есть мы занимаемся всеми артериями, которые есть в организме человека. В ближайшем будущем мы сможем проводить операции при остром ишемическом инсульте, для этого у нас есть все инструменты, тогда в нашей операционной будут задействованы все сосудистые бассейны. Остается только геморрагический инсульт, но это прерогатива открытой нейрохирургии.

– То есть у вас оказывается и неотложная помощь?

– Конечно. В неотложном режиме мы работаем по острому инфаркту 7 дней в неделю 24 часа в сутки. Житель Магадана с острым инфарктом попадает к нам буквально в течение часа: скорая помощь быстро доставляет его в больницу, из приемного отделения сразу сообщают нам и подготавливают пациента – берут необходимые анализы крови – на это уходит минимальное время – 20-30 минут. За это время мы полностью разворачиваем операционный блок и готовы к операции. Если человек живет в ближайших поселках: на Оле, Соколе, в Талоне, он также попадает к нам в кратчайшие сроки. Разработана маршрутизация: если фельдшер подозревает у пациента острый инфаркт, он отзванивается в свою и в областную больницы и сразу напрямую везет пациента в город, чтобы не терять время. Коронарография и стентирование артерии сердца при инфаркте – это жизнеспасающая операция, которая проводится, чтобы пациент не только остался жив, но даже не стал инвалидом. Все возможности для этого у нас есть.

– А в случае инсульта? От чего зависит начало проведения таких операций в вашем отделении?

– Я надеюсь, что в этом году мы начнем оперировать, потому что таких больных достаточно много. В первую очередь, здесь идет речь о скоординированной работе медиков, а также о том, чтобы пациент или его родственники обратились вовремя. Если прошло больше 6 часов, то эффективность нашей операции ставится под сомнение. Поэтому здесь больше от населения зависит: чем быстрее пациент обратится от начала заболевания, тем выше вероятность, что мы его успешно прооперируем. После приезда в больницу его должен осмотреть невролог, затем проводится МСКТ, и потом, если все подходит, он должен попасть к нам в операционную. Остались только организационные вопросы, чтобы это все скоординировать, потому что при инфаркте потеря 20-30 минут не так критична, миокард – это все-таки мышца, она не так быстро гибнет, а гибель любых клеток мозговой ткани может быть фатальна. Даже если их погибнет очень мало, человек все равно может остаться инвалидом.

– Будете успевать проводить и эти операции, ведь вас всего 4 человека?

– Почему нет? В основном инсульты случаются вечером и рано утром, когда плановых операций еще нет. А в другое время плановые пациенты просто будут смещаться по времени.

– Какие операции вы делаете в плановом порядке?

– На первом этапе мы делаем диагностическую ангиографию артерий и вен. В зависимости от бассейна это коронарная (сердечная), каротидная (сонная), ангиография почек, ангиография нижних конечностей, венография. Наш метод диагностики – интервенционной ангиографии – самый точный, последний рубеж диагностики, золотой стандарт ангиографии. В начале пациенту проводят неинвазивную диагностику, например, УЗИ или МСКТ/МРТ с контрастированием сосудов, для которых не нужно госпитализировать пациента в больницу. Если после этой диагностики у пациента обнаружили патологию сосудов, его отправляют в стационарное отделение. Наша диагностика точная, потому что при ней катетер устанавливается непосредственно в ту артерию, которая нам нужна, заполняем ее контрастом и под рентгеном четко ее видим все извилины, изменения и патологию. Единственное ограничение – это исходный маленький диаметр артерии (менее 1 мм для диагностики и менее 2 мм для стентирования). За год через наше отделение проходит 700-800 человек. Но мы работаем не только с кардиологическим и неврологическим отделениями, у нас есть пациенты и из нейрохирургии, и из общей хирургии, в меньшей степени из других отделений. Но большая часть – около 600 человек – это кардиологические пациенты. Из всего количества диагностических ангиографий мы стентируем за год в среднем 200 человек.

– То есть теперь пациентам не нужно ждать очереди и ехать за помощью в другие города?

– По коронарным артериям мы отправляем в другие клиники меньше 5% пациентов, в тех случаях, когда существуют старые окклюзии сосуда (человек перенес инфаркт несколько лет назад). Окклюзия – это полное закрытие артерии. Мы просто не закупаем специальные инструменты для этого заболевания, потому что их у нас не так много и легче этого пациента отправить, например, в Новосибирск, где есть центр, занимающийся хроническими окклюзиями. Но по неотложным показаниям мы оказываем помощь всем. И единственные, кого мы отправляем в федеральный центр – тех, кому показано аортокоронарное шунтирование, а не стентирование.

– А с сонными артериями?

– Этих пациентов мы сейчас практически не отправляем в федеральные центры. Человек не всегда замечает проблемы с сонными артериями. Например, при атеросклерозе нижних конечностей люди чувствуют боль, но привыкают к ней и ходят с остановками. В этих случаях наша помощь видна сразу – если у пациента были боли в покое, он буквально сразу же после операции говорит, что боль прошла. В случае же с сонными артериями человек может спокойно жить и не подозревать, что они у него серьезно поражены. Эти сосуды достаточно большие – до сантиметра, и критические проявления возникают только когда там остается буквально миллиметр. Симптомы проблем с сонной артерией неспецифические: головокружение, головные боли, шум в ушах, которые могут встречаться и при других болезнях. Поэтому узнают о них в основном после скринингового обследования. Его проходят пациенты в возрасте и те, кому ставят ишемическую болезнь сердца – это УЗИ сонных артерий и дополнительные обследования, вплоть до нашей диагностики.

– А у вас не планируют делать операции на открытом сердце?

– Этот вопрос обсуждается, но таких пациентов не так много, а для них нужно создавать полноценный отдельный операционных блок, где не будет никаких других операций. Из-за двух операций в месяц нет смысла затевать такой большой блок. Если 10 лет назад мы многих пациентов сразу отправляли на аортокоронарное шунтирование, то сейчас мы пользуемся специальными оценочными шкалами, которые позволяют нам поэтапно проводить стентирование сосудов такого пациента и если не исключить, то временно отсрочить момент АКШ.

– Как проводится стентирование?

– В отличие от рентгенографии, где изображение переносится на пленку одномоментно, мы делаем все «онлайн» – работаем под рентгеноскопией: мы видим, как заполняется сосуд, видим работающее сердце. При этом пациент в сознании. При ангиографии рассматривается сосуд в разных угловых проекциях. При обнаружении сужения (стеноза) более 60% по диаметру, пациенту предлагается стентирование. Стараемся делать одномоментно, исключить дополнительную пункцию и травматизацию артериальной стенки. Стент – это сетчатая трубчатая структура, которая расправляется изнутри сосуда либо с помощью баллона высокого давления (до 10-15 атм), либо самостоятельно за счет физических свойств материала, из которого сделан стент. Мы используем кобальт+хромовые стенты с лекарственным напылением (для коронарных артерий) и нитиноловые стенты для периферических артерий. Современные стенты позволяют выполнять через 3 месяца после имплантации МРТ-исследование на томографе с мощностью магнитного поля до 1,5 Тесла.

Лучевая нагрузка при сложном стентировании достаточно большая, но не критическая. Для пациентов она не представляет опасности, сравнима с несколькими авиаперелетами в течение года.

Хотелось бы пожелать жителям Колымы здоровья и процветания. Будьте внимательны к своему здоровью, не откладывайте свой визит к врачу. Запомните: болезнь легче профилактировать, чем лечить.



Сетевое издание «Вечерний Магадан». Регистрационный номер ФС77-73952 присвоен Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Наталья Альбертовна Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное автономное учреждение города Магадана «Медиахолдинг «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Электронный адрес evenmag@citylink.ru 

Телефоны: главный редактор - 620478, приемная - 627412 

СДЕЛАЛ AIGER