«Пусть расцветают все цветы»



Интервью с главным режиссером музыкального театра Марией Леоновой


Фото: Архив М. Леоновой


Магаданский государственный музыкальный и драматический театр делится на два: драму и музыкальный театр. И у каждого из них есть свой репертуар, своя труппа и свои особенности. О музыкальном театре «ВМ» рассказала его главный режиссер, заслуженный артист России Мария Леонова.

– Как начался ваш театральный путь?

– Актерство, лицедейство, игра – это вообще человеческая природа. Другой вопрос, может человек ее реализовывать, или нет. Мне повезло, что моя творческая энергия всегда находила какой-то выход. Правда иногда от этого страдали люди. В детстве, например, я мучила своих бедных одноклассников­ – после шести уроков устраивала пионерские сборы, когда хотела «выступить». Я, наверное, производила впечатление оголтелого пионера, борющегося за идею, но на самом деле меня уже тогда больше всего интересовала сцена – мне нравилось быть в центре внимания. Сейчас я могу говорить об этом с юмором, и не могу об этом молчать – вдруг кто-то из моих одноклассников прочитает это. Им огромный привет. И в свое оправдание могу сказать, что все это было не зря. Огромное спасибо, вы подарили мне самое главное – веру в себя, которая двигала мною на протяжении всего моего творческого пути.

А потом, в школе, я совмещала учебу с музыкальной школой, которая всегда отбрасывала назад мою самооценку. В отличие от обще­образовательной, в музыкальной школе я училась плохо, хоть и закончила ее хорошо – мне всегда очень тяжело давалось сольфеджио. Это продолжилось потом и в колледже искусств, где я закончила вокальное отделение. Уже на четвертом курсе меня заметили и пригласили работать в театр. Сразу взяли в штат на службу актрисой.

– Но в театре же нужно уметь играть, как получилось, что сразу взяли актрисой?

– Поверили в меня. Звезды так сложились, что меня заметили на студенческом капустнике. Актерское мастерство постигалось мной в рабочем порядке. Когда я пришла в театр, на сцене были: Владимир Барляев, Алла Девятерикова, Вил Бурцев, Игорь Быков, Игорь Безуглов, Николай Бекасов уже тогда был ведущим артистом, Ольга Седлецкая, концертмейстер Галина Ветрова, за дирижерским пультом был Валерий Ермошкин. Был очень хороший задел – можно было окончить колледж искусств и поехать учиться дальше, что я, собственно, и собиралась делать. Но приехал режиссер, стал рассказывать про заочную форму обучения. Родители не возражали – я не из театральной семьи. Своего ребенка сейчас я бы отправила учиться только очно. Но это были лихие 90-е, поехать в Москву не хватало смелости, и я поехала учиться в Хабаровск. Я благодарна за то, что он был в моей жизни, там мне тоже повезло с интересными встречами. Но с того момента я стала чувствовать какую-то постоянную нехватку. После того, как я закончила Хабаровск, поработала, я поняла, что мне этого недостаточно – мне нужен ГИТИС, мне нужна Москва. К этому времени у меня уже был ребенок, семья, заочная форма обучения, я уже проросла травой в родной театр – всегда чувствую, что мой дом здесь, несмотря на то, что часто бываю в Москве. Но ГИТИС окончила по специальности режиссура музыкального театра (мастерская Г. Г. Исаакяна). И как только появляется маленькая пауза, для меня не стоит вопрос о том, как ее потратить – я сразу иду на курсы повышения квалификации. У меня есть любимое место – театральная школа Райкина, я там посетила уже несколько курсов различного профиля, естественно, связанных с профессией.

– Как вы стали режиссером?

– История моего воздвижения в режиссерское кресло в какой-то степени травматична. Я очень хотела учиться в ГИТИСе, а поскольку это второе высшее, то вставал банальный экономический вопрос. Актер в России всегда должен быть чуть-чуть голодным, я не понимала, где я могу найти деньги на учебу, и, естественно, пошла в администрацию нашего театра. В администрации в то время была непростая ситуация, и мне сделали предложение, от которого я не могла отказаться: «Если ты желаешь учиться, то мы готовы инвестировать в тебя, если ты готова принять этот пост». Сейчас я не понимаю, как на это согласилась. Наверное, просто не понимала всей степени ответственности и я очень благодарна коллегам. Они сумели до такой степени корректно к этому отнестись, что я никогда не чувствовала, какого-то предвзятого отношения.

– Какой вы режиссер?

– Первые несколько курсов учебы к нам приезжали интересные режиссеры на постановки, и уже тогда я понимала, что у каждого режиссера складывается свой стиль и своя тактика руководства коллективом. Есть театр, в хорошем смысле, диктаторский – когда у режиссера внутри много невысказанного, и ему всегда мало реализации своих высказываний. Я – человек, который больше направлен на то, чтобы послушать, чем сказать. Всегда интересна эта полифония, многоголосье, различный взгляд на мир, интерпретации. Поэтому, если бы была моя воля, и я всегда к этому стремлюсь, я бы приглашала как можно больше разных режиссеров. Я бы с удовольствием это координировала и готовила своих актеров к новым встречам, помогала им адаптироваться, потому что у каждого режиссера свой почерк, своя манера. Мне тоже есть что сказать, но я, наверное, еще к этому не пришла. Моя режиссерская позиция такая: чем больше у актера нашего театра есть возможностей поработать с разными профессиональными режиссерами, тем прекраснее. Пусть расцветают все цветы.

– По профессии актрисы не скучаете?

– Конечно скучаю. Я не скажу, что актером быть легко, а режиссером – тяжело. Кто на что учился, и кто каким родился. Мне легко быть актрисой – это как дышать. Режиссером мне быть тяжелее в том смысле, что это бесконечная ответственность. Тем более, что эта профессия очень жестокая – она постоянно ставит перед выбором. И я сейчас пытаюсь уделять то внимание, в котором нуждается моя семья, маленькие дети, профессии. С другой стороны, когда кажется, что уже все, она тебя вытаскивает обратно, и ты поднимаешься. Но падать приходится – постоянно ведешь счет, чтобы число падений не превысило число подъемов. В этом смысле актером еще почему быть проще: если у тебя все хорошо, значит ты – хороший актер. Если у тебя, как у актера, все плохо – значит с тобой плохой режиссер. Это простая схема, она не нами придумана, и ее никто не изменит, и в нашем театре, в том числе. Поэтому в нашем театре плохих актеров нет. Если вам кто-то в оперетте не нравится, все вопросы к главному режиссеру магаданского театра: не заметил, не раскрыл.

– Как получается управляться с таким большим творческим коллективом? Я знаю, у вас довольно мягкий характер.

– Я поняла, что это крестовый поход – есть с ножа и копить злость. Поняла, что в этой мягкости я произвожу на коллег впечатление какого-то такого киселя. Ради бога. Но я-то вижу, что в этом и есть моя сила, потому что от меня зачастую не ждут чего-то. Самый большой комплимент в моей жизни, я не знаю, насколько он объективен, мне сказал человек, мнением которого я очень дорожу – он сказал, что я женщина с мужским складом ума. Мне кажется, что это, без ложной скромности, умение не всегда переломить через колено, а выстроить стратегию. И потом, один в поле не воин. Будь ты семи пядей во лбу, без команды ничего не выстроить – надорвешься. Я исповедую музыкальный театр, где все начинается с музыки, с человеческого голоса, с ауфтакта, верного дыхания. Театр – это магнит, он притягивает профессионалов, и на сегодняшний день у нас есть очень мощные творческие личности. Очень много молодежи – перед обаянием и энергией молодости бессильны любые преграды. Это еще запитано на опыте прежних поколений, которыми наш театр тоже знаменит. У нас в театре есть преемственность – опыт переходит от поколения к поколению. Я сейчас говорю, в основном, о музыкальном театре, но в драме та же самая история, может даже еще больше выражена.

– Что планируете в будущем?

– Наш театр – музыкальный и драматический. Не театр оперетты, не театр мюзикла. Стало быть, наша задача, одновременно мечта, внутренний запрос и необходимость, чтобы в репертуаре была классика – мы это из сезона в сезон повторяем. На сегодняшний день у нас собирается очень мощная команда – среднее поколение всегда держит камертон, а сейчас пришли очень сильные молодые ребята. Мы хотим расширения жанрового спектра – мюзиклы, оперы, хотим вернуть мыслящего зрителя к нам в зал, чтобы поход в театр отождествлялся с праздником, и чтобы театр в жизнь наших горожан входил как нечто радостное, праздничное и способное к диалогу. А конкурировать сегодня нам приходится с устройствами, которые не требуют даже выхода из дома, поэтому борьба жестокая, но мы поборемся. Потому что сколько бы не прогнозировали уход и исход театра, по моему мнению, он вечен и не заканчивается никогда.



Сетевое издание «Вечерний Магадан». Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-73952 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 12.10.2018. Главный редактор Н.А. Мифтахутдинова. Учредитель: муниципальное бюджетное учреждение города Магадана «Редакция общественно-политической еженедельной газеты «Вечерний Магадан».

 Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с письменного согласия редакции.
Редакция не несет ответственности за материалы, размещенные пользователями.

Порядок обработки персональных данных на сайте.

Адрес учредителя 685000, г. Магадан, пр. К.Маркса, 40

Электронный адрес evenmag@citylink.ru

СДЕЛАЛ AIGER